Зоопарк в моем багаже

Зверские страсти, вспыхивающие то и дело в половом поведении людей, – дело обычное. Куда интереснее то, что всю свою супружескую жизнь мы строим, выбирая из семи сценариев, подсмотренных на канале Animal Planet у зверей и птиц.

половое поведение
половое поведение

Этологическая программа брачного поведения, надежно управляющая обладателями крыльев, щупалец и хвостов, совершенно разлажена у вида homo sapiens. Вот как описывает половую программу человека знаменитый профессор В. Дольник в своей книге «Непослушное дитя биосферы»: «Наши предки прошли в отношении брачного поведения очень извилистый путь, передав нам по наследству целую кучу атавистических программ. Половое поведение человека многообразно и непредсказуемо, оно образует все переходы от узаконенных обществом форм через осуждаемые, но принятые, – к преступным и патологическим». Виной тому – фантастическая способность человека приспосабливаться. При любом изменении внешней среды мы быстро, всего за несколько поколений, перестраиваем свой быт и привычки и тем самым сводим с ума программу естественного отбора. Но гены так быстро не перестраи­ваются – в ДНК современной жительницы Парижа или Новокузнецка до сих пор заложены требования, которые предъявляли к своим потенциальным партнерам ее пра-пра-бабушки.

Причем проблема заключается в том, что одна из бабушек жила на севере в парном браке, другая скакала голой по джунглям, наслаждаясь всеми прелестями промискуитета, а третья была членом женского поселения и питалась трупами естественных врагов. По преимуществу – мужчин. Бедным нам приходится ублажать капризных духов предков – в современном обществе, где брачные нормы наконец-то перестали утверждать при помощи виселиц и побивания камнями. Это современное ЦИВИЛИЗОВАННОЕ общество приемлет самые разные формы брака. Лишь бы все были счастливы и всем было хорошо.

Впрочем, ничего принципиально нового мы тут не изобрели. Практически все виды практикуемого у людей брака можно встретить у животных, а у любой формы союза есть свои сильные стороны, которые позволили выжить данному виду.

Аисты – строгий парный брак

Они были молоды и прекрасны, они встретились и полюбили друг друга, после чего пошли по жизни вместе – навсегда. Достаем носовые платки и умиляемся. Именно так строят свою семейную жизнь аисты – им не ведомы ни измены, ни ревность. Соединившись, пара не расстается до смерти – причем чаще всего после гибели одного из партнеров второй не ищет себе нового супруга, а сам вскоре умирает, так как в прямом смысле теряет смысл жизни: ему не с кем больше общаться, строить гнездо, обмениваться заботой и пищей. Почему именно такая (довольно редкая и, скажем прямо, не самая выигрышная с точки зрения эволюции) форма брака воспринимается нами как идеальная? Большинство современных этологов считают, что именно она была свойственна нашему виду на самой заре его суще­ствования. Что люди жили небольшими группками, как Адам и Ева, – муж, жена и детеныши разного возраста. Каждая семья бродила по довольно небольшому участку побережья, собирая себе пищу – фрукты, коренья, моллюсков, мелководную рыбу. Дети-подростки начинали бунтовать в возрасте 12–15 лет и покидали родителей, устремляясь на поиски своей пары, а счастливая чета продолжала бродить плечом к плечу, присматривая за младшими детишками, переворачивая ловкими пальцами камни в поисках вкусных крабов и не приходя в особый восторг от встречи с себе подобными чужаками…

Увы, изменение климата, успешное стремительное размножение и уже отмеченная в начале статьи невероятная приспосабливаемость человека положили конец этой идиллии – на смену строгой моногамии пришли иные формы брака.

Плюсы

Этот брак сам по себе является наградой – наша психика устроена так, что существование в парном союзе является самой комфортной для нее обстановкой. (Зато другим людям в обществе любящей четы часто бывает неуютно: эти двое слишком зациклены на самих себе, и, чтобы впус­­тить в свой мир посторонних, им приходится делать над собой усилие. Исключение тут лишь одно – дети, которых родители воспринимают как часть себя.)

Чайки – парный брак с периодами беспорядочных половых связей

Еще одними сторонниками моногамии в животном мире являются, например, чайки. Правда, в отличие от аистов, чайки живут большими группами – супружеская пара тут не ищет уединения, а неплохо себя чувствует в шумной толпе птичьего базара. Но за удовольствие общаться с себе подобными приходится платить – если аистам совершенно неведома ревность, то жизнь чайки – как самца, так и самки – проходит в постоянной защите своего гнезда, а заодно и полового партнера от гнусных поползновений холостяков и незамужних девушек. Самка чайки, впрочем, обычно ведет себя безукоризненно и отчаянно защищает клювом и когтями свою честь, да и женатый самец не рвется нарушать святость семейных уз. Но в один прекрасный момент все меняется. В период размножения то одна, то другая самка вдруг начинает задирать хвостик и оглашать воздух призывными воплями, сзывая к себе самцов со всей округи. И как только те подлетают, развратница отдается им сразу, немедленно – это она, та, за которой ее законному супругу пришлось ухаживать чуть ли не неделю, прежде чем она согласилась подпустить его к себе! Самец, конечно, как может, пытается противостоять безобразию, но тщетно – что он способен сделать с парой десятков распаленных захватчиков, копошащихся вокруг бессовестной женщины, которая явно млеет от такого ажиотажа?.. Орнитологи называют этот феномен «быстрым спариванием» – длится он всего десять-пятнадцать минут, но за это время самка ухитряется вступить в контакт в среднем с семью-десятью самцами. После чего опять ведет добродетельную жизнь – правда, яйца в кладке, за которыми будет ухаживать ее муж, вполне могут принадлежать вовсе не ему. Но супругу, кстати, не на что пенять – можно подумать, сам он себя вел лучше, когда нахалка по соседству призывала кавалеров со всей округи на сеанс быстрого спаривания… Биологи относят этот ритуал к «конкуренции спермы» – и полагают, что он необходим, чтобы поддерживать высокую репродуктивную фун­кцию у самцов вида, ведь в конечном счете больше всего детей будет не только у самых крупных и привлекательных самцов, но и у тех, которые могут эффективнее всего размножаться.

Вообще, как установили генетики, у многих видов птиц, живущих парами, яйца в кладках часто оказываются результатом деятельности посторонних самцов – так природа хлопочет о большем разнообразии генокода.

Плюсы

Что хорошего в супружеских изменах? Ничего, если не считать чувства удовлетворения, которое испытывает изменивший. (Биологического удовлетворения, естественно. При этом он может стыдиться и переживать.) Хуже всего, если изменщица-чайка замужем (жената) за человеком-аистом, чьи представления о браке высоки и чисты, как вершина Эвереста. Ему будет очень тяжело понять и простить… Хотя аист, вероятнее всего, не сумеет догадаться об измене, ибо его программа практически незна­кома с чувством ревности. От ревности страдают те, кто готов изменять сам, чьи гены подсказывают ему, что из­ме­­на – дело распространенное и за неприкосновенность гнезда непременно надо бороться.

Лисы – временный брак

Лисы тоже живут парами, но только то время, которое необходимо для рождения и воспитания одного, редко двух-трех пометов детенышей. Можно сказать, что они заключают договор о совместном деторождении, который действует один сезон, но может быть продлен. После чего бывшие партнеры теряют друг к другу интерес и устремляются на поиски новых прекрасных отношений. Что интересно: ни­что не мешает лисам, уже бывшим когда-то в союзе, спустя один-два брака заключить еще один со старым партнером.

Видимо, человек много времени провел в союзе такого типа, ибо мы сохранили массу его примет. Многим из нас важно, чтобы наш половой партнер сохранял сексуальную привлекательность всегда. Если он выходит из «брачной формы» – начинает толстеть, лысеть или шляться по дому в бигуди и огуречной маске, ­– люди-лисы постепенно теряют к нему интерес и начинают водить жадным оком по сторонам. Но даже безукоризненная внешность и регулярное ухаживание за партнером-лисой – вовсе не гарантия семейного счастья. Стоит помнить, что он-то заключал брачный контракт не навеки, а на вполне определенный срок. Сколько времени требуется на то, чтобы родить и выкормить ребенка? Три года, правильно. Три года – на одного ребенка, семь – на двух. Три и семь – самые критические «возрасты» человече­ского брака. Если оба партнера – лисы, то сохранить такую семью будет очень тяжело. Лисья половая программа не рассчитана на большую продолжительность брака.

Плюсы

Люди не животные и умеют противостоять своим половым программам – при помощи воли, разума, чувства долга и суровых законов против разводов. Тем более что программ в нашем генетическом багаже много, и изгнать «лисью составляющую» вполне реально. Другое дело, что лисы часто не жаждут ее изгонять. Для них естественно жить в состоянии либо поиска, либо влюбленности – подбирать идеальных парт­неров, заново переживать все волнующие процессы ухаживания и сближения. Существование без этих чудесных эмоций кажется им тягостным. Лисы всегда подтянуты, социально активны, склонны к авантюрам. У женщин-лис обычно бывает мало детей – один, два (от разных отцов). У муж­чин детей может быть много – от разных матерей (именно за счет мужчин «лисьи программы» так распространены в нашем обществе). Мы можем думать о лисах как угодно плохо и называть их жизнь неудачной – но сами они подсознательно вполне ею удовлетворены. Нам же нравятся героини «Секса в большом городе» – все они классические типажи лисиц, и их трудно назвать несчастными, потому что их жизнь полна приключений, а большего лисам и не требуется.