Интервью

Сергей Безруков: «В Новый год положу в шампанское записку с желанием!»

О съемках фильма «Млечный путь»

Сергей Безруков (Sergey Bezrucov)

Одна из задач нашего фильма – привлечь людей поездить по своей стране, посмотреть красивейшие места. Например, Байкал, где происходит действие картины…

Анна Матисон

Часто в кино действие происходит где-то и с кем-то. Нам хотелось сделать кино с адресом: показать конкретный город – Иркутск (откуда я родом), конкретное место – Байкал, остров Ольхон. Когда мы писали сценарий, продюсер (Алексей Кублицкий, — прим. WD) спросил: «А можно перенести действие в какой-нибудь подмосковный город? Это же дорого – вывозить на Байкал всю съемочную группу – это почти весь наш бюджет!» Я говорю: «Леша, сейчас я тебе покажу фотографии зимнего Байкала». Он посмотрел… «Все, вопросов нет, мы едем туда». Это место достойно большого экрана! На Байкал, если уж и приезжают, то летом, и никто даже не представляет, насколько красив Байкал зимой, во льду.

А вы знаете, что у шаманов Ольхон считается сильным энергетическим местом? Там каждый год происходит съезд шаманов со всего мира. Фильм не об этом, но мы, иркутяне, с уважением относимся к традициям.

Сергей Безруков, фото
Фото: 
Анна Матисон, фото
Фото: 
Сергей Безруков (Sergey Bezrucov)

Места-то уникальны не только природной красотой, на Ольхоне происходит что-то такое… волшебное. В фильме есть кадры, на которых герои завязывают ленточки на родовые столбы, загадывая желание. У многих ребят из съемочной группы, кто там загадал желания, они сбылись. Я, к сожалению, не успел, потому что не участвовал в этой сцене. Но Байкал действительно имеет силу и энергию. Это живой организм, к нему стоит относиться уважительно и осторожно. А уж на Ольхоне нужно вести себя особенно достойно, иное не прощается!

Анна Матисон

Если бы вы видели, как мы там выглядели! На мне было 3 пуховика, последний – 56-го размера. У нас были специальные японские грелки, которые прокладываются под одежду, в обувь. Но когда ты находишься на улице зимой больше 5 часов, уже ничего не работает. А мы снимали по 16–20 часов подряд.

Сергей Безруков (Sergey Bezrucov)

В этом фильме все настоящее. Когда у нас в фильме машина несется по льду Байкала, все спрашивают: это компьютерная графика? Зритель привык, что их пичкают этим, а здесь нет компьютерной графики…

Анна Матисон

(шепотом) Есть…

Сергей Безруков (Sergey Bezrucov)

Она используется уже во сне героя. А что касается природы – она вся настоящая. И этот потрясающий лед...

Анна Матисон

Льдины на Байкале потрясающие! Это называется торосы – когда лед взрывается и вздымается. Правда, нас чуть не повела погода. В прошлом году, когда шли съемки, на Байкале стояла аномально теплая зима. Например, сейчас там минус 32°C, как и положено. А в феврале есть неделя, которую все боятся, когда минус 40−45°С. Но когда мы снимали, было каких-то минус 20°C, и Байкал не «вставал» – не покрывался льдом!

Мы не могли выехать на лед и снимать. Были на грани переноса съемок в северную часть Байкала, и все расстроились, потому что потеряли бы натуру. А съемочная группа – это огромный караван с тяжелейшей техникой. Одна светобаза весит больше 10 тонн! Чтобы она прошла по льду, МЧС должны разрешить нам переправу на остров Ольхон. А они не отрывали ее, потому что тонкий лед! Были случаи, когда к нам в 5 утра приезжали МЧС, говорили: «У нас машина ушла под лед, погибли люди». Много было несчастных случаев в прошлом году… Поэтому у нас предъявлялись строжайшие требования безопасности ко всей съемочной группе – ни шага без разрешения.

Сергей Безруков (Sergey Bezrucov)

В таких непростых местах надо слушать профессионалов. Едешь ты с ним в машине по льду, и он говорит: «Куда ты пристегнулся? Отстегнись. Мы на Байкале». И в этот момент страшно – ты понимаешь, что все реально: пристегиваться нельзя, потому что если вдруг машина пошла под лед, то у тебя есть шанс быстро выбраться…

Анна Матисон

И вдруг, буквально за неделю до съемок, встает лед! И только мы все досняли, переехали с острова Ольхона на материк, как закрыли переправу до момента, когда лед уйдет. То есть те машины, которые не успели выехать с острова, застряли там до лета!

Пока было тепло, торосы не вставали. Мы уже и не надеялись на красивые кадры, как вдруг приезжает наш специалист по льду и говорит: «Фантастические торосы ночью возникли! Как подарок вам!» Было ощущение, что нам во всем оказывалась какая-то фантастическая помощь.