Эксклюзив

Сергей Горобченко: «Пока работаю, жена крепко держит тыл»

Вот уже более восьми лет актер счастлив в браке и воспитывает пятерых детей. «Когда мы встретились, у Полины были сомнения, смогу ли я быть верным. Актерская профессия избранника предполагает такие фантазии. Но, поверьте, можно пережить состояние влюбленности, чтобы его сняли на пленку, а потом легко все забыть, выйдя из павильона», – говорит Сергей.

– Сергей, сегодня вы счастливый отец семейства, но ведь к такому результату пришли не с первой попытки. Анализировали, почему так случилось?
Сергей Горобченко

— У меня был гражданский брак, который продолжался 5 лет. Сыну Глебу сегодня 18. С его мамой, Александрой Флоринской, мы познакомились в театральном институте. Молодые были, старались и семейные дела устроить, и профессиональное становление нужно было совершать Понимаю, что я во многом был не прав, делал ошибки. Это жизнь. Все не просто так. Наш опыт – это во многом наше будущее. К сожалению, очень мало в современном мире семейных пар, которые смогли пройти свой путь с любовью и верностью, не потеряв доверие друг другу, сохранив то, с чего начинали, и сумели преумножить. Я не исключение. Слава Богу, у нас с Глебом замечательные отношения. Хорошо, что удалось сохранить доброе общение и с Александрой. Пример родителей очень важен для ребенка. Если он растет в неполноценной семье, в которой мама и папа не имеют нормальных доброжелательных отношений, то, скорее всего, ему не удастся избежать их участи. Я так думаю. Нет элементарного уважения между родителями – не будет и у ребенка уважения к своему будущему избраннику. А без уважения ничего не получится. Оно в основе любви, если говорить совсем просто.

«Буду за тебя бороться!»

– Старший сын легко принял то, что у вас будет новая семья?
Сергей Горобченко

— Когда Глебу было 5 лет, в момент распада семьи, он, глядя мне в глаза, прямо спросил: «Папа, скажи только одну вещь. Кто в этом виноват?» Я чуть сквозь землю не провалился. Как мыльный пузырь лопнул вокруг. Я прекратил что-либо доказывать. Очень взрослый и мужской вопрос был задан. Я осознал: нужно что-то в себе менять. Захотелось стать более ответственным и честным. Решил, что не хочу, чтобы сын видел других женщин рядом со мной, пока я не найду свою женщину. Мне было стыдно за то, что я виноват в разрушении его семьи, в нарушении его внутреннего баланса и мира. Мы всячески старались залечить на нем эти раны. И когда Глебу было почти 10 лет, он сам мне сказал, что хотел бы, чтобы моя личная жизнь сложилась, и пожелал встретить хорошую женщину. Через несколько месяцев все завертелось.

Свадьба на миллион: сколько стоит выйти замуж как звезда
Подробнее
– Получается, что ребенок дал вам разрешение?
Сергей Горобченко

— Из его уст это прозвучало как благословение, которое прошибло меня до слез. И вскоре начались серьезные отношения с Полиной. Мы встречались на протяжении пяти лет на каких-то мероприятиях, она мне нравилась – нежная, добрая. Появилась какая-то острота в чувствах к ней, казалось, что она могла быть со мной рядом. Но у Полины была своя личная жизнь, которой, как мне казалось, я не имею права касаться. Она тоже строила свой мир, мечтала о семье и искала себя в профессии, она актриса. Моя будущая жена была всегда бесконечно притягательна, но начало нашего общего мира постоянно переносилось на потом в силу разных обстоятельств.

– Но вы все-таки проявили инициативу?
Сергей Горобченко

– Мы долго избегали тесного общения, а потом наступил момент, когда я твердо сказал: «Все, мы будем вместе». Полина - человек мягкий и нежный, бывает упряма, но по характеру ей свойственно принадлежать. Это очень здорово, потому что я люблю принимать решения и брать на себя ответственность. Пять лет мы ходили друг вокруг друга. И когда стали близко общаться, я сказал: «Буду за тебя бороться, не вижу другого выхода». Хотя у нее были сомнения, смогу ли я быть верным. Актерская профессия избранника предполагает такие фантазии. Но, поверьте, можно пережить состояние влюбленности, чтобы его сняли на пленку, а потом легко все забыть после выхода из павильона.

– Ваш герой в сериале «Вижу – знаю», который недавно прошел на НТВ, не верит в то, что по лицу можно определить характер, хотя именно на этом строится метод работы его напарницы. А вы верите в физиогномику?
Сергей Горобченко

— Да, порой сразу кажется на каком-то энергетическом уровне, что это твой человек, с которым все наши шестеренки совпали. Или наоборот…

Мама Ксении Собчак: «Буду унижаться и просить дать внуков!»
Подробнее