«Сладкая жизнь» – это не про деньги, а про любовь!

Тело – в дело!

Представьте, что «Сладкую жизнь» снимают в Голливуде. Кого из голливудских мегазвезд вы бы выбрали в партнеры?
Мария Шумакова

«Было бы прекрасно, если бы Вадика сыграл Брэд Питт. А Наташу при таком раскладе я хотела бы сыграть только сама!»

Анастасия Меськова

«Я понимаю, кто бы мог сыграть Юлю. Это, безусловно, лучшая попа Голливуда Ким Кардашьян. А в роли Тиграна был бы очень органичен Райан Гослинг».

«Сладкая жизнь»: как снимали сцены секса
Подробнее
А как ваши близкие мужчины относятся к откровенным сценам, которых в сериале в изобилии?
Мария Шумакова

«Начиная отношения, я буквально на втором свидании предупреждаю: мол, я милая, добрая, покорная и вообще удивительная, но моя профессия – это зона моей свободы, куда постороннему нельзя вторгаться ни рукой, ни ногой, ни взглядом, ни даже мыслью. Если я сочту нужным посоветоваться с тобой – то да, если нет – извини, этого нельзя касаться. Свою профессию я люблю с детства, всю жизнь иду к тому, чтобы стать замечательной актрисой, и если ты плохо относишься к этой стороне моей работы, это твои личные проблемы. Поэтому все эти моменты, которые могут вызвать вопросы и претензии, я предпочитаю проговаривать, что называется, на берегу. И если мужчина выбирает в спутницы жизни актрису, то есть женщину с экстремальной профессией, он должен понимать, что рядом с ним не кружевница и не специалист по ботанике. У меня, кстати, на съемках нет никаких табу. Абсолютно! Я выросла на европейском кино, обожаю голое тело и откровенные сцены и уверена, что через плоть можно очень ярко рассказать об отношениях людей. Наше тело способно передать гораздо больше красок и эмоций, чем слова и диалоги».

Анастасия Меськова

«Три года назад участие в этом сериале стало камнем преткновения в моих отношениях с мужчиной. Когда я приходила со съемок, на меня смотрели волком, как будто я делала что-то реально непотребное. Человек никак не желал понять, что это часть работы, и последнее, о чем ты думаешь на съемочной площадке, – это завести роман со своим партнером по откровенным сценам. И отношения сошли на нет. А два года назад я наконец-то встретила мужчину, за которого собираюсь выйти замуж. Саша не только нормально относится к этой стороне моей работы: он приезжал на съемочную площадку и смотрел, как проходят съемки откровенных сцен. И никакой ревности – это работа! У меня ведь и в балетных спектаклях немало сцен, где я целуюсь со своими партнерами – ну и что? Саша наблюдает за этим из зрительного зала совершенно спокойно. Зато сын кричит: «Ага, я все видел, ты с Викиным папой целовалась!». Мое тело – это инструмент для перевоплощения в моей творческой профессии, и мой мужчина должен относиться к этому с пониманием. Кстати, на съемках подобных эпизодов никаких эротических мыслей даже не мелькает, потому что эмоционально откровенные сцены – очень сложная работа».