Интервью

Светлана Пермякова: «С папой Вари расстались: все же 20 лет разницы»

Звезда сериала «Интерны» в последнее время заметно похорошела. «Я вернулась к оптимальному весу и сама себе нравлюсь впервые в жизни, – признается актриса. – Хочется верить, что за этим последуют и другие перемены».

— Весной закончились съемки последнего сезона «Интернов», но жизнь продолжается. Работы, слава богу, много, – говорит Светлана. — Новыми фильмами не похвастаюсь, но, может, так и надо – после долгих съемок необходимо затишье. Есть проект «О самом главном» на канале «Россия», некое продолжение врачебной темы. И наше с Максимом (Максим Скрябин, бывший гражданский муж актрисы, отец ее дочери Вари. — Прим. «Антенны») театральное агентство «Эверет Продакшн». Его мы открыли в сентябре прошлого года. Макс взял на себя все организационные хлопоты, а я – продюсер, режиссер и актриса. Выпустили спектакль «Нелетная погода, или Брачный сезон у пингвинов», это мой режиссерский дебют. Вернулась к профессии, по которой получала образование; я окончила режиссерский факультет Пермского института искусств. На подходе еще две постановки. В сентябре выпускаем «Мурлин Мурло», восстанавливаем версию 20-летней давности, я играла в этом спектакле в Лысьвенском драматическом театре (Пермский край). У меня снова роль Ольги. Несколько экстремальное для меня возвращение, но очень интересно.

«…упала шляпочка, …не надо, папочка»

— Дочь Варя растет, ей 4 – возраст очень занятный. Смотрю на мир ее глазами первооткрывателя. Например, узнала, что божьи коровки бывают разных цветов. Спрашивает, куда прячется солнышко, почему мы не можем поймать ветер, и вместе с ней думаешь: «Ой, правда, это же очень интересно!» Дочка задает много вопросов о мироустройстве. Стараюсь на все ответить. Даже извечное «откуда берутся дети?» мы выяснили. У нас все просто: папа подарил маме семечку, она ее проглотила, Варюша в животике росла-росла, потом постучалась и вышла. Мы даже играем: дочка залезает ко мне под халат, я говорю: «Стучись!» Она стучится, я открываю молнию, и она выходит. Вполне достаточно для ребенка ее возраста.

Мама может: как успевать и работать, и детей воспитывать
Подробнее

Варя уже знает буквы – в своем имени, мамином, папином. Любит стихи, сама сочиняет – у нее все в слог получается. Вроде такого: «…упала шляпочка, …не надо, папочка». И сама смеется. Этот талант явно не от меня, у меня и так не получится. Еще обожает петь, играет в театр. Говорит, хочет быть артисткой. Часто беру ее на работу, во время спектакля она за кулисами, а в конце выходит на поклоны. Это ей нравится больше всего. Сейчас учу ее, что на поклоны нужно выходить с хорошим настроением. А то было пару раз: не подарили цветочки, и мы заплакали. Впереди гастроли по России, будем ездить вместе с Варей.

По характеру дочка упрямая. Надеюсь, получится это качество направить в русло целеустремленности. Максим, слава богу, с ней справляется. Я начинаю сердиться, кричать, а он Варю на смех выводит, начинает копировать ее капризные возгласы и «ручки в бочки», и дочка тут же хохочет.

Варя – «общественный» ребенок, одной ей скучно. Недавно ездили отдыхать в Европу, и там она страдала из-за того, что не могла поговорить со сверстниками. Хотя выучила «май нэйм из Барбара», «сенкью». Спрашивала, как что будет по-английски, по-итальянски. Но дети в этом возрасте легко устанавливают контакт, и Варюша быстро нашла сотоварищей по играм среди иностранцев.

Режим у нас такой: в будни мама и папа на работе, и Варя тоже на работе – в садике. А выходные – наши дни, ходим гулять, очень любим Наташинский парк в Люберцах рядом с домом. В воскресенье вожу ее к причастию в храм. Что касается помощников, у нас была хорошая няня, но она забеременела. Ее зовут Аня, и теперь Варя говорит: «Будем искать новую Аню». Сейчас в активном поиске, оказывается, это не так просто.