Татьяна Гердт: «Я приревновала, когда он не поцеловал актрису»

Гердт очень любит жениться

28 апреля 1960 года я с Зямой поехала на холостяцкую квартиру его приятеля, и там началась наша супружеская жизнь, которая продолжалась 36 лет. Помню, вошли в квартиру, на столе после очередной гулянки, не убрано. Зяма посмотрел и сказал: «Никто не хотел убирать» (по аналогии с фильмом «Никто не хотел умирать»), мы засмеялись.

Еще до знакомства мамы с Гердтом домой позвонил писатель Борис Ласкин, друживший с нашей семьей и знавший Зиновия Ефимовича: «Татьяна Сергеевна, Таня выходит замуж за Гердта, но он очень любит жениться». Естественно, мама стала волноваться. «Мне так тревожно, – сказала она мне, – уж очень у тебя все скорополительно развивается». После этого разговора я встретилась с Зямой. Он заметил, что я расстроена. Объяснила ему все, и он тут же решил идти к моим родителям… Зяма сказал им очень коротко: «Обещаю, что буду жалеть вашу дочь». А потом после паузы произнес: «От такого сложного монолога я устал. Можно чаю?» Мы с родителями и маленькой Катей сели пить чай, и у всех было ощущение, что Гердт был с нами всегда. Через 20 минут собрались уходить, спрашиваю маму: «Ты успокоилась?» «Абсолютно, на всю жизнь», – ответила она.

…С мужем я развелась, и мы стали снимать комнату. У меня была потрясающая свекровь. Как-то пришла она навестить внучку, а ванне лежала замоченная пижама Зямы, она выстирала ее и приготовили сациви, зная, что я люблю это блюдо.

Сама я умею готовить, хотя ненавижу делать это. Пеку пироги с капустой на три даты в году: Татьянин день, День Победы и 21 сентября, в день рождения Зиновия Ефимовича. Сам он был гурманом, ел как аристократ. «Невкусная еда меня оскорбляет», – любил говорить Гердт. Когда мы с ним собирались в гости, спрашивал: «А у них вкусно?»

Готовить он ничего не умел. Сам он из местечковой семьи, провинции… Зяма обладал талантом воспринимать все прекрасное и впитывать его. Он обожал маму, рассказывал о ней везде. Говорил: «Мама моей жены», потом выдерживал паузу, во время которой кто-то подсказывал: «Теща». «Да, теща, – продолжал он, – но у нас это слово несет негатив, а она у меня – одно обожание». И мама его тоже обожала.

Был бы зятем коньяка «Арарат»

Говорили, что со мной Гердт остепенился. Просто он высоко ценил мои корни и понимал, что я очень порядочная. Компанию «Шустов и сыновья» основал мой прадед. Он владел трестом «Арарат» в Армении, где выращивали виноград для шустовского коньяка.

Однажды в клубе КГБ на Лубянке Гердт сказал: «Представляете, если бы не было вашей революции, я был бы зятем коньяка „Арарат“, который вы так любите».

Он был рукастый – по образованию же слесарь. Мог все починить и смастерить, что угодно. Обожал инструменты, когда бывали за границей, все хотел купить дрель Boch, но денег не хватало, а потом уже в память о Зямке я купила ее.

…На Кировской (сейчас Мясницкой) был магазин «Инструменты», куда он часто захаживал. Как-то раздался телефонный звонок, он взял трубку: «С вами говорят из магазина „Мясо“, он наискосок от „Инструментов“. Не хотите зайти к нам, вы любите бифштексы?» Причем этим людям ничего не надо было от Гердта, они не просили никаких билетов, они просто хотели дать ему мясо, которое в те годы было диким дефицитом. Зяму очень любили. Приехали мы с ним однажды на Усачевский рынок, и какой-то мужик, таскавший там ящики, подошел, взял его за плечо: «Простите, я давно хотел сказать тебе спасибо огромное за все то, что ты делаешь». У меня перехватило дыхание. Вот это и есть народное звание!

36 лет в ревнивой стае

С Образцовым Гердт проработал 36 лет. Сергей Владимирович был талантливым человеком, но не умел радоваться успеху других. Образцова в театре звали хозяином, его не любили, но боялись. Когда еще этот театр и «Современник» находились рядом, на Маяковке, Гердт говорил: «Сергей Владимирович, пересеките площадь, дойдите до «Современника». Но хозяин ни разу не зашел в театр, о котором тогда трубили все. После спектакля за границей все артисты выходили на поклон к зрителям, последним шел Гердт с куклой конферансье, и публика всегда устраивала овацию. А вся труппа стояла за кулисами и смотрела, как долго выдержит Образцов этот успех. Сергей Владимирович обычно быстро выходил на сцену и становился рядом. Билетерши и гардеробщицы говорили Гердту: «Когда вы играете, публика живая!»

Но однажды в Министерстве культуры Образцов сказал: «Или Гердт, или я». Тогда Зяма попросил у секретаря лист бумаги и прямо там написал заявление об уходе по собственному желанию. Когда его спрашивали о причине, отвечал, что они с Образцовым разошлись по художественным позициям. Я искренне обрадовалась, потому что Гердт вышел наконец-то из-за ширмы на сцену – сыграл в «Костюмере» в блистательном спектакле.

Наталья и Иван Краско: «Детей хочется, но страшно»
Подробнее
Из какого фильма ваша пара?