Татьяна Гердт: «Я приревновала, когда он не поцеловал актрису»

За ширмой не видно, какой ты

…Сразу после начала войны студию Плучека и Арбузова, в которой служил Зиновий Ефимович, сделали фронтовым театром, артистам дали бронь. Но Зяма пошел добровольцем. В 43-м под Белгородом он получил сильное ранение в ногу, так бы и лежал на снегу, если бы не медсестра Вера Веденина (мы дружили с ней до конца). Она вынесла его в медсанбат, а там гипса нет, потом его долго везли до поезда, а на нем уже в новосибирский госпиталь. Оттого, что поздно наложили гипс, кость не срасталась. И однажды в больницу приехал кукольный театр Образцова. Раненых положили на пол перед ширмой. Зяма рассказывал, что больше смотрел на ширму, чем на кукольного Гитлера в спектакле. Ширма скрывала артистов, за ней не видно, какой ты… Из новосибирской больницы его перевели в Москву – в Боткинскую, где и сделали последнюю – 11-ю операцию. А перед ней был консилиум, принявший решение ампутировать ногу. Но хирург Ксения Винцентини, жена конструктора Королева, уже перед самой операцией сказала: «Попробую вдоль». И попробовала, благодаря ей Гердт не лишился ноги. Правда, она стала короче на 8 сантиметров.

Еще на костылях он пришел в Театр Образцова, и его взяли в труппу. «Ну что ж, вы принимаетесь в стаю», – сказал Образцов. В театре тогда ставили «Маугли».

…О том, что у него рак легкого, Гердт не знал, но понимал, что болезнь очень серьезная. Мне в какие-то сложные минуты Господь посылает настоящих людей. Я делала Зяме обезболивающие уколы, когда возникала боль. И вдруг новый врач сказал, что надо колоть по определенной схеме, после чего Зяма этой страшной раковой боли уже не испытывал. А когда режиссер Галя Шергова за три месяца до кончины предложила снять Гердта в фильме «Война окончена. Забудьте», я обрадовалась. Я убеждена, что у артистов физиология их клеток отличается от остальных людей. На площадке нельзя было сказать про Гердта, что это больной, уходящий человек, а когда его привозили домой, он сдувался. «Что это, ты только что сидел – все было нормально?» – спрашивала я. «Понимаешь, есть такая старая цирковая лошадь – стоит никакая, а потом под фанфары ее выпускают на арену, и она преображается. Это кураж, софиты», – отвечал он. Я: «Софиты тебе не проблема, устрою их за 15 минут». Он: «Не сработает, надо, чтобы они были настоящими».

Любовь – это талант

И я и Зяма импульсивные люди, наверное, мы и соединились потому, что одинаково относились к людям, говорили те же слова, шутки…

Ссорились в основном в автомобиле. Мы же водители со стажем и постоянно делали замечания друг другу. Я всю жизнь говорила, что никогда не мечтала ни о каких брюликах или шубах. Всегда хотела иметь свою машину, так потом и случилось.

…Как-то легли с Гердтом спасть и жутко из-за чего-то поспорили. Я встала с кровати и говорю: «Все, ухожу!» Подхожу в ночной рубашке к шкафу, чтобы переодеться. А у меня шмоток никогда много не было, и обычно, когда мы куда-то шли, я открывала шкаф и спрашивала себя: «Ну, что я надеваю?» А Зяма лежит в постели, смотрит на меня и игриво: «И что я надеваю?» После этой фразы мы расхохотались и, конечно, забыли о ссоре.

Гердт никогда не был актер актерычем. Как-то я сказала ему: «Актер». Он обиженно: «За это можно и по морде». Это слово для него было оскорбительным. Конечно, нам повезло, что встретились мы не в 20−25. Мы стали жить друг с другом не молоденькие, но еще вполне молодые.

Он был бабник, но я всего лишь раз сильно приревновала, когда Гердт не поцеловался с артисткой. Артисты ведь всегда целуются, встречаясь и прощаясь. А тут поняла: я была рядом, поэтому он и не поцеловался с ней.

Когда мне говорили: «Боже, какой у вас муж!», отвечала: «Я вас хорошо понимаю». Любовь – это талант. Кому-то это дано, а кому-то нет. И мне жаль тех, кто не познал, что это такое.

Досье

Родился 21 сентября 1916 года в городе Себеж. Учился в еврейской школе, в 13 лет написал в школьную газету на идише стихи о коллективизации.

В 1932 году переехал к брату в столицу, окончил фабрично-заводское училище Московского электрозавода имени Куйбышева, начал играть в Театре рабочей молодежи (ТРАМ) электриков, организованного В. Плучеком. В 1934 году, окончив ФЗУ, начал работать на Метрострое электромонтажником, продолжая играть в театре.

1945—1982 гг. — актер Центрального театра кукол под руководством Образцова.

С 1983 по 1992 год – актер МАДТ имени М. Н. Ермоловой. Играл в театре «Современник» («Монумент» Ветемаа).

Сыграл почти в 80 фильмах («Биндюжник и Король», «Фокусник», «Тень» «Война окончена, забудьте»), дублировал более 80 картин, озвучил около 30 мультфильмов.

На телевидении с 1962 по 1966 год вел «Кинопанорамму». В 90-х – авторскую программу «Чай-клуб» на канале ТВ-6 Москва.

С 1960 года женат на Татьяне Александровне Правдиной (1928 г. р.).

Скончался 18 ноября 1996 года в Москве. Похоронен на Кунцевском кладбище.

40 фильмов, которые круче голливудских
Подробнее
Москва киношная: 125 культовых мест
Подробнее