Эксклюзив

Валерия, мама и мачеха: как стать своей для чужих детей

Старшая дочь певицы cтудентка Анна почти никогда не просит денег у родителей, средний сын Артемий сам заработал на свой первый отпуск в Греции, а у младшего Арсения уже выходит сольный альбом в 15 странах мира. «Антенна» узнала у Валерии, как ей удалось воспитать таких самостоятельных и работящих детей.

Я доверяю детям. Меня этому научила мама. Даже в подростковом возрасте, когда у сверстников не складывались отношения с родителями, у нас с мамой конфликтов не возникало. Она меня понимала. Подружкам запрещали в 14 лет ходить на танцы, а меня мама отпускала. Настолько считала меня благонадежной, что говорила отцу: «Хочет потанцевать – ну пусть идет». Сейчас, даже отказывая в чем-то детям, стараюсь поставить себя на их место, ничего строго не диктую.

Когда детям доверяешь, для них страшным наказанием становится это доверие предать. И сыновья, и дочь знают: доверие не равно свободе. Если мальчи­ки идут к кому-то в гости, уезжают на дачу в компании, они знают наши правила. Будь добр проследить, чтобы телефон был включен, сообщи точный адрес и имя взрослого, кто находится рядом.

Перечитав много книг по воспитанию, поняла одно: воспитывать детей нужно только собственным примером. У нас в семье никто не пьет, не курит – мы с Йосей похожи в этом плане. Даже в институтские годы я не выкурила ни одной сигаретки, сейчас могу выпить вина чуть-чуть, но это мне неинтересно. Друзья привыкли – я сажусь с компанией, наливаю воду в бокал, и никто не реагирует, все знают, что я не пью. Было время, когда одна наша артистка, имя ее называть не буду, слишком она известна, сказала: «Слушай, ты вообще не пьешь, не куришь, матом не ругаешься, мужчин как перчатки не меняешь. Не получится из тебя певицы». «Ну это мы еще посмотрим», – думала я. Но, оказывается, не помешало мне это.

Так вот, у детей такое же отношение к алкоголю. Арсений признался: «Я дал себе слово – никогда в жизни не буду этими глупостями заниматься: пить и курить». Тема учится в Швейцарии, где подросткам с 16 лет официально разрешается пить пиво. Там родители за ужином открывают вино, наливают и ребенку. Но алкашей в Швейцарии, как понимаете, нет. Когда нет табу, алкоголь не становится запретным плодом. Тема, когда ему уже исполнилось 18 лет, вдруг заказал при мне бутылочку пива. Я посмотрела на него квадратными глазами, а он: «Ты чего расстроилась? Мам, скажу раз и навсегда: у меня проблем с алкоголем нет. Просто жара, хочу утолить жажду». Теме и в голову не пришло пойти втихушку выпить бутылку за углом. А уж о наркотиках и речи быть не может. Тема – мальчик с головой, да и мы его никогда не баловали, чтобы не было лишних соблазнов.

Тема учится в университете в Швейцарии. И среди сверстников был скромнее всех. Там некоторым ученикам родители выдают безлимитные кредитные карточки. Мы же всегда давали Теме на карманные расходы ровно столько, сколько говорили в школе. И вот он встречается с теми детьми, которые с ног до головы пестрят надписями Dolce & Gabbana и Gucci, сам одет скромно, на него смотрят и спрашивают: «У тебя, что, мама жлобиха?» Но Тема им: «А вы сами-то что собой представляете? Вы заработали эти деньги?» И так он себя поставил, что его зауважали. Тема был в числе лидеров класса вне зависимости от того, носил он брендовую одежду или нет. Я горжусь, что он смог этот момент преодолеть, и мы не пошли у него на поводу. Да он и не требовал ничего. Тема знает цену деньгам. По мере возможности подрабатывает. В Швейцарии найти работу иностранцу тяжело, каждый год ужесточают правила, но Тема нашел. Недавно на свои деньги поехал отдыхать в Грецию. Приятно.

Я из творческой семьи. Папа был дирижером оркестра, директором музыкальной школы, мама до сих пор преподает. Понятно, что мои дети обладают музыкальными способностями. Но я ни на кого из них не возлагала миссии обязательно идти по моим стопам. Я понимала, что Анютка – девочка музыкальная, но пианисткой не будет. Вообще, фортепиано – мужское дело. Да и по тому, как она занималась, было понятно: не ее это. Решили перевести Аню на отделение музыкального театра на вокал. Ей было тогда 11 лет. Потом отправили в школу в Швейцарию, но остались недовольны преподавателями и через год забрали. В музыкалку она уже не вернулась. Но когда пошла в 11-й класс, сама попросила: «Можно я буду брать уроки фортепиано?» Я обомлела. Это было ее решение, значит, она поняла, что ей это пригодится. И на самом деле умение читать ноты, петь пригодилось ей в Театральном институте им. Щукина. В прошлом году Аня дебютировала в качестве телеведущей в программе «Наш выход!» на канале «Россия 1», в этом – снимается в кино. Фильмы пока еще не вышли на экран, но съемок у нее так много, что она даже в отпуск с нами не смогла поехать.