История любви Василисы Володиной: как 20 лет жить в браке счастливо

Диван за люстру

— Иногда, конечно, приходится идти на компромиссы. Когда мы перебирались в нашу квартиру, споткнулись о камень преткновения. Муж хотел прямо-таки гигантский диван, 3,5 метра в длину. Я же сопротивлялась как могла. Сергей – вообще любитель всего большого и комфортного. А я – дитя маленьких квартир, мне везде не хватает пространства, нужно больше воздуха, а мебели по минимуму. По этой же причине не люблю в интерьере всякие мелкие украшательства вроде рамочек. Тогда же меня пленила дорогая итальянская люстра, а Сергею, напротив, ее авангардность казалась кошмарной и агрессивной. В результате долгих переговоров мы договорились: я соглашаюсь на диван (хотя на метр он все же сократился), а он – на покупку этого светильника.

Мы учимся идти навстречу друг другу. Когда два с половиной года назад купили дачу, комфортно себя там не ощущала. Хотя место чудесное – на отшибе, рядом с лесом. Но второй этаж освещался скудно. Я прямо маялась, ну не нравилось мне. А когда ждала Славу, Сережа затеял там переустройство. Я ужасно с ним воевала, говорила, что не нужно, лишняя трата сил, денег. А потом увидела ремонт. Оказалось, Сережа за три месяца все там переобустроил: поменял окна, пол, балконные двери сделал полностью стеклянными. В комнаты хлынул свет. Все преобразилось, заиграло так, что я просто ахнула. В итоге сейчас мы большую часть времени проводим летом на даче. Муж сделал мне гигантский подарок. Теперь я влюблена в этот дом, езжу туда без сопротивления. Но, надо сказать, Сереже все это далось через серьезные усилия и преодоление моего недовольства.

В чем еще наши особенности. Сергей, как человек «земной», всегда работает над материей. Он любит улучшать, переоборудовать, перестраивать, покупать новую технику. У него все время чешутся руки. От бесконечных ремонтов у родственников я уже устала. Он за все берется. Я же бытом занимаюсь поневоле и в силу неизбежности. Торможу до последнего в том, что касается материальных изменений в нашей жизни. Кажется, пусть старый диван еще постоит, нет ничего страшного в том, что все постепенно разрушается. Хорошо, чтобы было идеально, но не обязательно. А Сергея даже скол краски раздражает, он сделает все, чтобы его не было. Мне же видится движение в другом. Сходить куда-то, пообщаться, книжку почитать, прогноз составить. И когда муж рьяно берется за бытовое изменение нашей реальности, я становлюсь тормозом на пути прогресса и цепляюсь за старое.