Эксклюзив

Ягудин и Тотьмянина: «Мы расходились не раз, но поженились»

Второй ребенок дался нам непросто

– Когда появилась Лиза, вы тоже оказались не готовы к роли папы?
Алексей Ягудин (Alexey Yagudin)

— Это Таня растерялась поначалу, но только когда Лиза совсем маленькая была – такие крошечные ручки, ножки.

Татьяна Тотьмянина (Tat'yana Tot'myanina)

— У меня был тогда сложный год. В январе погибла мама, а в ноябре Лиза появилась. Время, когда человек сходит с ума от горя, я ходила беременной. Двойная психологическая нагрузка. Помню, приехали из роддома с Лизой, зашли в квартиру, а там гробовая тишина, чистота. У меня шок: а что делать дальше? Леша первые две недели взял на себя – отойди, я сам. И переодевал ее, и купал. При выписке няни меня обучали, а он присутствовал. Не зря Татьяна Анатольевна (Тарасова, тренер Алексея Ягудина по фигурному катанию. — Прим. «Антенны») любит повторять: «Леша может все».

Алексей Ягудин (Alexey Yagudin)

— Первое время я не разрешал подходить Тане к ребенку ночью, даже если Лиза подолгу не успокаивалась. Татьяна порывалась тут же бежать к ней в соседнюю комнату. А я исходил из того: ну сколько может человек орать… В результате теперь Лиза может себя занять, а не вьет из нас веревки.

– Со вторым ребенком все оказалось проще?
Алексей Ягудин (Alexey Yagudin)

— Начнем с того, что на втором ребенке настаивал я. Очень хотел еще дочку.

Татьяна Тотьмянина (Tat'yana Tot'myanina)

— Но Мишель далась нам сложнее. Она родилась на два месяца раньше срока. Сам процесс доставки ее на свет был тяжелый и волнующий. Хотя беременность проходила спокойно.

30 самых известных любовников в истории
Подробнее
Алексей Ягудин (Alexey Yagudin)

— Таня, будучи еще в положении, прилетела ко мне в Сочи на гастроли «Кармен», а потом отправилась во Францию, где у нас дом (в пригороде Парижа. — Прим. «Антенны».) Я ждал ее обратно через два месяца, рожать собирались в Москве. А через две недели Таня начала жаловаться по телефону: болит живот, плохо, теряю сознание. Говорю: бери билеты и прилетай. Встретил ее в Москве, сам отправился в Сочи, а она в больницу.

Татьяна Тотьмянина (Tat'yana Tot'myanina)

— Меня уже оттуда не выпустили, а через пару дней я родила. 21 день мы с Мишель провели в реанимации. Врачи не давали никаких гарантий. Лешу старалась в это не посвящать. Хотя он примчался из Сочи уже на следующий день. Ему показали Мишель, но он не предполагал, насколько все серьезно.

Алексей Ягудин (Alexey Yagudin)

— Я действительно не знал, что с малышкой. Хотя чувствовал какое-то непонятное напряжение. Ребенок лежит в кувезе, обмотан трубками, стерильность… С Лизой такого не было.

Татьяна Тотьмянина (Tat'yana Tot'myanina)

— Мишель не дышала самостоятельно шесть суток. Я ничего не говорила Леше. Зачем тратить силы на жалость? Надо было сконцентрироваться и думать позитивно. Сейчас, к счастью, все проблемы позади. А возвращаясь к вашему вопросу, со вторым, конечно, проще. С первым нервничаешь, все стерилизуешь, тут же намного понятнее, спокойнее. И отношение к ребенку другое. Когда Лиза не засыпала на прогулке или плакала, это напрягало, теперь вопросов меньше. Все настолько в кайф.

На сколько процентов вы женщина?