Интервью

Юлия Шилова: «Гостевой брак никому не нужен»

Уйдешь – и я умру

Был случай. Симпатия между нами завязалась сразу и быстро переросла в большое чувство. Но Бо хотел, чтобы я кардинально изменила свою жизнь, хотел взять меня в охапку, жить вместе долго и счастливо и умереть в один день. А я поначалу к этому оказалась совершенно не готова.

Хотя чувствовала себя с ним прекрасно. О чем еще мечтать? К моему большому счастью, мне достался тот, которого и хотела, – мужчина без прошлого, свободный, холостой, необремененный детьми, состоявшийся, самодостаточный, целеустремленный. Ему 45 лет, никогда не был женат. Бо занимался бизнесом, сейчас член правящей партии Черногории, делает карьеру в политике. Но семейная жизнь у него не сложилась, и он давно смирился с тем, что так и проживет бобылем. Пока не появилась я…

Нашему счастью мешал тот факт, что мне нужно периодически бывать в Москве. И начались мои бесконечные перелеты из России в Черногорию, через некоторое время они нам обоим порядком надоели. Присутствия в Москве требовала моя работа, в то время как Бо хотел видеть меня все время рядом.

Я честно попробовала жить вместе. Месяц мы продержались. Все было замечательно. Но московский бешеный ритм и тихая черногорская размеренность как два разных мира. Там все время polako-polako, что значит медленно-медленно. Комфортно в этой размеренности я себя чувствовала максимум неделю, а потом начинала скучать. Вроде все хорошо, сидишь на берегу моря, пьешь кофе, отдыхаешь, находишься на обеспечении мужа, но я привыкла к другому ритму. И хватило меня ненадолго. И хотя понимала, что работать на износ, как раньше, не хочу, но и жить, как пенсионер, оказалась не готова.

Три признания Павла Воли в любви жене, от которых щиплет глаза
Подробнее

Это был единственный момент, в котором мы не нашли взаимопонимания. Гостевой брак – такая ерунда, не знаю, кого он может устраивать. Но я не понимала, как быть дальше, и сказала Бо: либо давай расстанемся, либо продолжаем жить на две страны. Тогда и случилась наша единственная серьезная ссора. Разговор состоялся у него дома, я все сказала ему и уехала к себе. А вскоре мне позвонил его брат, и я помчалась уже в больницу к Бо. Оказалось, после нашего разговора у него поднялось высокое давление, на скорой его увезли в больницу с гипертоническим кризом. Я увидела, что без меня Бо просто не сможет жить…

Поиск компромисса

Мы поняли, что нужно искать выход. Сошлись на том, что пока живем на две страны. Переехать полностью я еще не готова. Для Бо это было очень тяжелое решение. Договорились, что нужно время. Москва мне много дала, отказаться от нее сразу я не в состоянии. Но не исключено, что со временем все же решусь переехать к нему и буду реже бывать в Москве.

Когда у Бо есть возможность, он прилетает в Москву. Впервые побывал здесь год назад. И ему тут очень понравилось. Недавно пару недель я опять провела в Москве. Каждый раз, когда улетаю, рассчитываю успеть сделать все дела за несколько дней. Но не всегда получается. Вот и в этот раз собиралась дней на 7, и Бо уже запланировал наш совместный отдых в Греции после моего возвращения, а я задержалась. Понимая, что не успею к запланированной им дате, попыталась донести ему все очень тактично. Бо начинает привыкать к такой жизни, учится идти на компромиссы, понимает, что таковы пока обстоятельства, недавно сказал: видишь, я тоже начинаю меняться. Он искренне верит в то, что скоро я приду к тому, что большую часть времени буду проводить в Черногории. Возможно, так и будет. Все меняется.

Я тоже учусь идти на уступки, лишний раз промолчу, чтобы не создавать конфликта, что совсем мне не свойственно. С годами понимаешь: если любишь человека, тебе с ним хорошо, какой смысл ссориться.

Связаны перед Богом

Мы встретились с Бо осенью 2014-го, а весной следующего поехали в Венецию, где живут его родственники. Там Бо и сделал мне предложение. Это было как в сказке: Венеция, романтика, гондола, песня гондольера, когда Бо достал кольцо, он даже прослезился. Там в Венеции мы и расписались.

Тогда же я познакомилась с его родственниками. Семья приняла меня замечательно. Никто не изучал пристально, не рассматривал, приняли как родную дочь. Так были рады, что Бо встретил любимую женщину, отец его все дождаться не мог, когда это случится. До последнего не верили, что это правда.

Мне повезло, что Бо из православной семьи, не католик. У него глубоко верующая семья, постоянно ходят в церковь, прикреплены к общине. Когда впервые пришла к ним в дом, удивило, как тщательно они подготовились к встрече. Столько еды наготовили, всю ночь этим занимались, огромный стол заставили. Меня пытались накормить всеми блюдами, которые были, называли хрупкой, переживали, что мало ем. Познакомиться со мной съехались родственники со всего мира, мы много беседовали, им было интересно узнать новости о России. Все прошло так душевно. Никогда не чувствовала такого сплочения родственников. Я росла в семье с другими порядками. Для меня все это в диковинку. А тут я обрела не только любимого человека, но и огромную семью, где меня любят, принимают с радостью.

Родственники уже знали, что я писательница из России. Папа Бо, который тогда был жив (его не стало два месяца назад), рассказывал, как однажды они сидели в каком-то местечке и мужчина продавал книги на русском. Они поинтересовались у него, есть ли Шилова, а тот ответил: «Что вы, это эксклюзив!» Тот мужчина пошутил, а они были такие счастливые, гордые. Позже привезла им пару-тройку своих книг, и теперь они стоят на полке рядом с фотографией их большой семьи и родословной. Позже папа Бо подарил мне семейную реликвию – кольцо, которому уже 400 лет. Его передают из поколения в поколение жене сына. Мне было приятно, что его сейчас доверили мне.

Гела Месхи: «Встретив Катю, я понял, что главное – семья»
Подробнее

В сентябре прошлого года, гуляя по Черногории, мы с Бо наткнулись на церковь святого Спиридона. Для меня это особый знак – в московский храм этого святого, что на Коломенской, приезжаю постоянно, а попасть все не получается – закрыт. В этой московской церкви хранится башмачок святого Спиридона, по поверью, если к нему прикоснешься, к тебе придет удача. А тут словно судьба нам этот храм послала.

Тут мы с Бо и венчались. Приехали в храм на следующий день, познакомились с батюшкой, который теперь мой духовный отец. Церемония венчания проходила очень трогательно, съехались родственники Бо. В их семье венчание гораздо важнее регистрации. По правилам родственники не имеют права быть свидетелями во время такого события, а друзей у нас тогда рядом не было. Поэтому свидетелями стали жена священника и его брат. А по местным религиозным канонам кумовья становятся членами семьи. Так что теперь мы породнились, общаемся, приезжаем друг к друг с подарками, встречаемся.