10 интересных фактов о запретном жанре

В кинотеатрах идет первая часть «Нимфоманки» датского режиссера-провокатора Ларса фон Триера. В процессе работы он неоднократно анонсировал ее как картину с элементами порнографии. Триер не то чтобы лукавил, но искусно сохранил тонкую грань между чувственным и вульгарным. Впрочем, без откровенных сцен не обошлось. Для Woman's Day это стало поводом собрать несколько интересных фактов об этом спорном жанре.

Все началось с женского дневника

«Нимфоманка» – по сути, комнатный разговор мужчины и женщины, но с акцентом на сексе. Причем с женской стороны. Это история женских интимных переживаний. Тема откровенна, но подана столь увлекательно, эмоционально, иронично и в то же время крайне литературно, что не отпускает ни на секунду. Если историю, созданную Триером, издать книгой, то это был бы увлекательный роман.

Первый пример доверительного повествования о подробностях сладострастия принадлежит перу японки Сэй-Сенагон. Женский дневник «Записки у изголовья» датируется X веком. Сэй-Сенагон была придворной императрицы и свои интимные записи никому не собиралась показывать. Лишь благодаря случайности и неосторожности ее дневник стал достоянием общественности. Более того, он стал началом литературного явления – женского интимного дневника.

Невинная цитата:

«Мужчина уже охладел к своей возлюбленной, но он старается обманными речами укрепить в ней доверие к его чувству. Это постыдно… Зачем же тогда ей смущаться, если она встретит на своем пути другого человека, который хоть немного полюбит ее? Пусть прежний друг сочтет ее бессердечной, она вправе порвать с ним, в этом нет ничего постыдного.

Разлука трудна для женщины. Она сожалеет о прошлом, страдает, а мужчина остается равнодушным…»

В литературе секс появился во второй половине ХХ века

Откровенные описание сексуальных сцен в литературе стали нормой лишь во второй половине XX века. До этого тема была табуирована. Чего стоит хотя бы пример с романом английского писателя Дэвида Лоуренса «Любовник леди Чаттерлей». Написанный в 1928 году, он был запрещен в Великобритании к дальнейшему изданию, а готовый тираж был изъят и уничтожен. Запрет действовал до 1960 года и был снят в результате судебного процесса, по решению которого произведение было полностью реабилитировано и восстановлено в правах.