Что мужчины думают о вибраторах

Вибратор в плане секса гораздо удобнее мужчины. Журнал Marie Claire решил разобраться в том, как реагируют на подобную конкуренцию любовники из плоти и крови.

Вибратор был для меня настоящим врагом
Вибратор был для меня настоящим врагом

Владимир, 23 года (женат 5 лет)

Вибратор был для меня настоящим врагом – монстром из фильмов ужасов, который прятался под кроватью. Сейчас я догадываюсь, что жена меня таким образом пыталась наказать. Когда он появился в моей жизни, я часто и надолго ездил в командировки, мы с женой занимались сексом по телефону. Однажды в таком разговоре она мне призналась,что купила «розовый резиновый член, который не больше твоего». Так и сказала. Меня охватила паника, самая насто­ящая. У меня было ощущение, что меня променяли на кусок резины. Когда я вернулся из командировки, жена во время секса попросила меня им воспользоваться. Это был удар ниже пояса, который, конечно же, не замедлил сказаться на наших отношениях. Честно признаюсь, в одной из последующих командировок я даже изменил жене, чтобы доказать себе, что со мной все в порядке. Через год я поменял работу, перестал так много ездить, и все как-то устаканилось. Мы решили снять квартиру побольше и собирали вещи, я разбирал шкаф и на одной из полок нашел сверток, в котором лежала эта розовая штука. Он был похож на выброшенную дет­скую игрушку, к которой ничего кроме жалости невозможно испытывать. В общем, он оказался безобидной вещью, которой я придавал слишком много значения в не слишком удачный для меня период жизни.

Петр, 31 год (женат 2 года)

Мы вместе живем уже 8 лет, но поженились не сразу. У нас был классиче­ский служебный роман, и первые игрушки, а скорее аксессуары, начались в офисе, где мы вместе работали. Сначала появились наручники, шелковые ленты, маски – на том этапе инициатором сценариев была жена. Мы тогда еще не жили вместе, но на выходные часто оставались в гостиницах – там уже была возможность развернуться. И начались костюмированные вечеринки на двоих. Фантазия супруги на этом иссякла, но я, видимо, вошел в раж. Первая игрушка была скорее приколом – мы купили уточку Sonia Rykiel. Зашли в приличный магазин на Тверской, спрятались за бархатную штору – только там нам ее продали.Мы пытались ею попользоваться, но стало так смешно, что уточка так и осталась игрушкой в ванной. Второй раз эксперимент с игрушками повторился, когда жена вернулась из двухнедельного отпуска в Лондоне. Я приготовил для нее нового друга – Заю (так мы назвали фаллоимитатор). Меня распирало от любопытства, что она с ним будет делать. Она сказала, что Зая не преподнес ей каких-то умопо­мрачительных ощущений. Ее больше возбуждало то, что я наблюдал за ней, мое любопытство. Зая достаточно долго делил с нами супружеское ло­же, пока не появилась его сменщица – Бабочка. Очень забавная игрушка – стимулятор клитора. Этот гаджет принес жене гораздо больше приятных ощущений.

Еще экспериментировали с плетями, кляпами, но с очень мягкими, нам скорее свойственна нежность в отношениях, чем страсть на грани садизма.Теперь у нас дома целый склад удовольствий – костюмы, игрушки, плети, наручники, кляпы. Я вот думаю, куда мы все это спрячем, когда появятся дети… Я рад, что мы используем все эти штуки. Часто это вызывает у людей смущение и стеснение, но мне кажется, стоит попробовать…Во-первых, это весело, во-вторых, приятно, а в-третьих, новые ощущения, новый опыт. По-моему, очень возбуждает.

Он выглядит так, что мужчина может подумать, будто это ваша новая дурацкая покупка вроде соковыжималки Philippe starck.