На дорогах сладострастия

Раздвинуть границы

Каждый из нас способен обогащать и развивать свой сексуальный опыт, но на практике многие пары долгие годы используют одни и те же сценарии. Такие любовники занимаются любовью автоматически, рассматривая секс как обязанность или рутину. «Примером счастливой пары могут служить не юноша и девушка, а супруги, прожившие вместе 30–40 лет и сохранившие насыщенные сексуальные отношения, – говорит Наталья Стеняева. – Такое доступно любой паре, если люди не оглядываются на мифы (например, о том, что в пожилом возрасте секс не нужен) или на чужое мнение о границах нормы. Диапазон приемлемости у разных пар разный – от брака без генитального контакта до самых смелых экспериментов. Никто не может судить о том, насколько хороша и «правильна» сексуальная жизнь вашей пары, – кроме вас самих».Рутина – не главный враг сексуальных эмоций, гораздо опаснее может оказаться боязнь полностью отдаться удовольствию. «Слияние с другим может вызывать страх – страх поглощения, исчезновения, – говорит Ина Баушева. – Тогда возникают попытки защитить-ся, блокировать ощущения». Обычно это продолжение трудностей в отношениях вне секса, о которых люди не решаются говорить. «Там, где нет доверия, открытости в отношениях, возникает потребность контролировать, властвовать, – продолжает Ина Баушева. – Партнер превращается из равноправного субъекта в бездушный объект, средство, которым надо управлять, чтобы достичь наслаждения и обезопасить себя от возможного спонтанного ответа. В таких отношениях нет главного – возможности познавать себя и партнера, развивать свое «я».Познавать друг друга, чтобы дарить друг другу сюрпризы, – таков должен быть девиз тех, кто не хочет довольствоваться стандартным наслаждением. Для Максима таким неожиданным открытием стала… женская ипостась его сексуальности. Обычно в сексе он вел себя активно, а в тот раз он испытал удовольствие от того, что его ласкала, а потом им овладела женщина. «Это было просто чудо. Оказывается, я могу быть пассивным мужчиной и не стыжусь этого. Я бы сказал, что я стал лучшим любовником, чем раньше, я открыл в себе новый регистр».«Удовольствие возрастает благодаря личному творчеству, которое отличает оргазм от того наслаждения, в которое вовлечено все наше существо, – утверждает Александр Теслер. – Игровое измерение сексуальности – самое главное. Импровизация не обязательно окажется удачной. Но, импровизируя, мы можем выразить ту часть нас самих, которая обычно ускользает от нас, и это – чудесный подарок судьбы.

Удовольствие от зла

Сексуальные побуждения заставляют некоторых людей искать удовольствие через боль, унижение, которые им причиняют партнеры (мазохизм); других, наоборот, – через унижение партнера, через его страдание и полное подчинение (садизм). Эти два типа сексуального поведения свидетельствуют о связи между наслаждением и смертью. Мазохист получает наслаждение от того, что его превращают из субъекта в объект, с которым другой делает что хочет, – это освобождает его от неосознаваемого ощущения собственной виновности. В случае садизма чувство опьянения вызывается ощущением полного контроля над другим. Однако, как это ни странно, садист одновременно является мазохистом, не подозревая этого, так как обычно он идентифицирует себя с тем, кого он мучает. Видя его страдания, он наслаждается тем, что воображает себя самого жертвой. «Позаботиться об удовольствии другого – это сложнее, чем просто доставить удовольствие себе, но сулит гораздо больше, – комментирует Наталья Стеняева. – В близких отношениях человек имеет возможность не только получить собственную долю наслаждения, но и умножает ее за счет того, что рядом его партнер переживает нечто подобное. И это возможно только тогда, когда оба получают удовлетворение».