Секс с друзьями — плюсы и минусы

Секс сам по себе, то есть без каких-либо примесей и отягчающих обстоятельств, — штука достаточно сложная. А с приставкой «дружеский» — так вообще загадка в квадрате. В тонкостях приятельского интима пыталась разобраться Дарья Аптекарева.

Давайте по-честному. Мы ведь тоже не очень-то верим в дружбу между полами (за исключением случаев, когда нас с парнем связывает один, но весьма существенный интерес — мы оба предпочитаем мужчин). Зато верим в собственную исключительность. А именно в то, что у нас хватит сил, ума, изобретательности удерживать юношу на позиции друга. Собственно, поэтому почти у каждой из нас найдется субъект мужского пола, с которым обсуждаются сердечные драмы и совершаются воскресные вояжи в IKEA. Правда, если копнуть еще глубже, выходит, что рано или поздно эти мальчики-курьеры (носильщики, водители и т. д.) оказываются с нами в одной постели. Другой вопрос: почему нам кажется, что это самое «поздно» не наступит никогда?

Да потому, что мы все рассчитали и предусмотрели: в друзья зачисляются только правильные мужчины. Точнее, неправильные. Как правило, те, кто по совокупности обстоятельств не дотягивает до более почетных званий: рост 155 см, врожденное плоскостопие, проживание на одной территории с мамой — вроде мелочь, а уже не жених. То есть, на наш взгляд, сексонепригодные. Наивно полагать, что эти «мегадрузья» (читай — «недолюбовники») пребывают в блаженном неведении относительно того, какими глазами мы на них смотрим. Все они отлично понимают. И обижаются. Фраза «Я тебя люблю как друга» совершенно справедливо переводится ими, как «Если случится ядерный взрыв и на планете не останется более подходящих кандидатов — вот тогда, может быть, мы с тобой и займемся сексом. Повторяю по буквам – «мо-жет-бы-ть». Кому, спрашивается, понравится чувствовать себя «запасным аэродромом»? И неужели вы думаете, что они просто с этим смирились? Нет, конечно, у мальчиков так не принято. Кровь — за кровь, глаз — за глаз, секс — за дружбу. Да-да, мы придумали для мужчин дружбу, а они нам в отместку — «дружеский секс».

Дело принц(ип)а

Для них это дело принципа, для нас — серьезная проверка на стрессоустойчивость. И едва ли нам суждено сойтись во взглядах на дружеский интим. Для мужчин совместно проведенная ночь — повод задружить по-настоящему: справедливость и самооценка восстановлена, так что теперь ничто не мешает парню ездить с нами в IKEA. Девушки же, едва выпутавшись из простыней, принимаются домысливать под гражданином белого коня, забыв про его плоскостопие и проживание с мамой. Что и понятно: дружеский секс, как правило, случается, когда у нас на личных горизонтах полный штиль. Еще один немаловажный момент: все это время мужчина не имел доступа к телу, зато был допущен к более интимным областям. Выражаясь языком психологов, был человеком, вовлеченным в нашу жизнь, голову и, не побоюсь этого слова, душу… А тут вот еще и постель. Все, карта совпала с территорией: теперь, когда он знает, как мы выглядим не только без мейкапа, но и без верхней одежды, самое время зажить долго и счастливо. Однако кавалер почему-то решительно шагает к дверям, по-приятельски бросая через плечо: «На созвоне». Разумеется, порой обходится без жертв и даже с хеппи-эндом. Сюжеты, когда двое разнополых граждан стандартной ориентации жили-дружили, а потом — бац! — внезапно поняли, что созданы друг для друга, тоже имеют место быть. Правда, больше в голливудских мелодрамах, чем в реальности. Зато случается вполне себе тривиальный секс, после которого и романа не выходит, и дружить уже как-то несподручно.

Между нами, девочками

Позволю себе предложить революционную идею: если уж вам приспичило позаниматься дружеским сексом, то с этим вопросом следует обращаться к подругам. Нет, серьезно. Женская дружба — настолько гибкая субстанция, что выдерживает даже такую проверку (и еще неизвестно, что сложнее — не разругаться из-за туфель, которые приглянулись вам обеим, или найти правильные слова и интонации наутро после секса). Как показывает практика и статистика, у большинства из нас именно так и происходит первый бисексуальный опыт: под дружеское распивание мартини и посиделки на кухне в пижамах. Впрочем, сколько бы вы ни выпили и что бы ни натворили, маловероятно, что это как-то фатально скажется на вашей ориентации. Скорее уж, совместно проведенная ночь станет еще одним поводом для обсуждения за чашечкой кофе.

«Вик, ты мне такая родная...» — сказал он за секунду до того, как мы рухнули в кровать.

Вика, 26 лет

«Мы учились в параллельных классах, но сдружились только в последний год. Я встречалась с его приятелем, а Сашка ходил с нами третьим лишним. Роман закончился, а он так и остался на позиции друга.

Внешность у него была, прямо скажем, неудачная: толстый, в очках. Мне и в голову не могло прийти, что Санино отношение ко мне можно трактовать как влюбленность. Я благополучно встречалась со старшеклассниками, а с ним делала уроки и обсуждала, что надеть на школьную дискотеку. Только раз он попытался меня поцеловать, но, наткнувшись на недоуменный взгляд, замялся и сказал, что, мол, извини, выпил лишнего.

Летом я уехала с родителями в Крым, а Сашка писал мне длинные письма. С нового года нам предстояло учиться в разных школах. Вышло так, что из-за разницы в расписаниях занятий и интересах мы стали реже видеться. А потом я переехала в другой район, и мы окончательно потерялись.

Встреча состоялась спустя 7 лет: я поехала в ночной клуб с подругами и на входе увидела Сашу. Еще сомневалась — он или не он? Похудевший, в костюме и в сопровождении трех девочек-моделей, он был больше похож на молодого яппи, чем на моего неуклюжего друга детства. Их пропустили мгновенно, а мы еще потолкались у входа, но внутри я все-таки отыскала его. Саня тут же полез обниматься, орал на весь зал: «Это же Вика, моя первая любовь!» и, не давая мне опомниться, сыпал новостями. Работает в Милане, что-то связанное с ценными бумагами, в Москве проездом. Следующие две недели мы виделись каждый день. Потом он уехал в Милан, и у нас завязалась sмs-переписка. Никакого флирта — просто мы никак не могли наговориться. Саня вернулся через месяц и приехал ко мне домой прямо из аэропорта. «Вик, ты мне такая родная…» — сказал он за секунду до того, как мы рухнули в кровать.

В месяц Саня бывал в Москве от силы дней пять, за которые успевал провернуть кучу дел и заехать ко мне. И мне стало казаться, что мы вместе. Пусть мы редко видимся и никогда не говорим о любви. Все и так было понятно: знаем друг друга давно, он всегда меня любил, а теперь вот и я его разглядела. Я чувствовала, что между нами все по-настоящему! Расспросы подруг, почему жених не приглашает меня к себе в Милан, я игнорировала. Не зовет, значит, не может, думала я.

В ноябре мне дали отпуск, и в разговоре с Сашкой я намекнула, что планирую побывать в Италии. «ОК, я забронирую тебе гостиницу», — ответил он. «Мне было бы интересно посмотреть, как ты живешь», — продолжала я, на что он как ни в чем не бывало ответил: «Думаю, жене это не понравится». Как, какой жене? Выяснилось, что она итальянка, на 7 лет старше, ее отец и Сашка — бизнес-партнеры. Я же по всем приметам получалась «посторонней».

Винить его было глупо. Я проревела неделю и, не получив за это время ни одной sмs, поняла: меня просто использовали. «Золотой мальчик» в душе по-прежнему чувствовал себя отвергнутым и несчастным, а переспать со мной значило реабилитироваться, отомстить своему некрасивому прошлому».

Лиза, 31 год

«Мы с Игорем вместе работали и очень дружили — могли часами говорить даже на очень личные темы. К тому же и я, и он недавно развелись, и это нас объединяло. Потом у меня появился ухажер — Миша, времени на Игоря почти не оставалось. Успевали только переброситься парой слов на работе. Он же по-прежнему был один.

На предложение заехать в гости и попить вина Игорь откликнулся с радостью. Вечер получился приятным: он слушал мои жалобы на Мишу, подливал нам обоим и отчитывал меня за «привязчивость». Все случилось в дверях: я подала Игорю пальто, а он вдруг ни с того ни с сего поцеловал меня. В тот момент, признаться, я выключила голову: просто ловила себя на том, что мне нравятся прикосновения его рук. Утром Игоря уже не было. А на работе мы оба сделали вид, что ничего не случилось.

Дружить уже не получалось, слишком велико было напряжение. По крайней мере с моей стороны: не давало покоя уязвленное женское самолюбие. Если секс был хорош, почему он не предпринимает попыток повторить? Наш второй раз случился месяца через два. Мы выпивали с коллегами в баре, и вдруг я получила от него sмs: «Поехали к тебе». Все было потрясающе, но утром Игорь опять уехал не попрощавшись. Через пару дней я предложила ему сходить в кино, на что он ответил: «Прости, не могу. Везу Лену к родителям». На мой вопрос, кто такая эта Лена, он ответил: «Я не рассказывал, но мы вроде как встречаемся». Тут-то я и почувствовала, что ревную. И что он это прекрасно понял.

Когда я поймала себя на том, что подслушиваю его разговоры по мобильному, стало ясно: с этим пора заканчивать. Пускай мы два раза были вместе, все равно ничего, кроме дружбы, нас не связывало. Да и ее больше не было. А я вела себя как типичная отвергнутая женщина! Поэтому, получив предложение о переводе в другое отделение, я согласилась. Лишь бы не видеть Игоря».

«В этот момент я выключила голову и просто ловила себя на том, что мне нравятся прикосновения его рук».

Наташа, 29 лет

«Настя появилась в моей жизни на последнем курсе института, и отношения наши развивались как-то неровно. Мы могли не видеться и даже не перезваниваться месяцами, а бывало, неделями жили друг у друга, пару раз даже ездили вместе отдыхать. Я догадывалась, что моя жизнь кажется ей пресной: муж, дом, офис. Сама же Настя постоянно находилась в водовороте событий. Меняла работу чуть ли не чаще, чем любовников. Тому, что моя подруга — бисексуалка, я не придавала особого значения. Живет человек так, как ему хочется, не делая большой разницы между мальчиками и девочками, да и пускай. Тема однополой любви никогда не была мне близка.

Еще у Насти была удивительная способность — быть рядом именно в тот момент, когда она нужна. О том, что я поймала Влада на измене, не знал никто. Рассказать об этом маме или подружкам казалось мне невероятным унижением. Я была так раздавлена и примята всем случившимся, что, отправив мужа к родителям, просто лежала дома, уткнувшись лицом в подушку, и пыталась понять, как жить дальше. Предложение встретиться поступило от Насти в тот момент, когда у меня почти не осталось ни слез, ни сил. «Обещай, что мы сегодня напьемся», — написала я ей в sмs. Разумеется, возражений не поступило.

Мы побывали на двух концертах, заглянули в несколько баров, а в четыре утра отправились к Насте усугублять состояние самбукой. Пожалуй, впервые за последний месяц я не думала о Владе. Оказавшись дома, Настя сразу отправилась в душ. Минут пять я посидела на кухне и поняла, что пить больше не могу. «Ты чего?» — спросила меня подруга, когда я вошла к ней в ванную и отдернула занавеску. Я и сама не очень понимала, чего это я, — просто потянулась к ней.

Мы целовались, стоя под душем, после чего Настя раздела меня и вымыла, как ребенка. Потом мы лежали в темноте, прижавшись друг к другу, и она гладила меня по мокрым волосам. Когда она спросила: «Ты уверена?», я кивнула.

Под утро я начала плакать от нахлынувших чувств, от вспомнившейся обиды на Влада. Настя была рядом, то ли ласкала меня, то ли убаюкивала, но не отпускала ни на секунду. Сейчас я понимаю, что тогда мне хотелось почувствовать себя сексуальной, желанной, единственной — и Настя, как никто другой, помогла мне в этом. Все было так нежно и так доверительно, что я даже не задумывалась, насколько это нормально. Чувство утренней неловкости продлилось от силы минуту. По выражению Настиного лица, по тому, как она делала нам кофе и комментировала реплики из телевизора, я поняла, что «сложного» разговора не будет. Не случилось его и потом. Ни я, ни она не вспоминали о той ночи. И даже не шутили на эту тему. Только однажды — в день, когда я сообщила ей, что мы с Владом подали бумаги на развод, подруга сказала: «Дорогая, такая женщина, как ты, не останется одна. Я-то знаю, о чем говорю».