Наше самолюбие

Я сама

Кстати, о самолюбии (не зря же это слово вынесено в заголовок). Почему-то именно по нему (и по самооценке, и по самомнению, и так далее) бьют фаллоимитаторы. Конечно, не в буквальном смысле бьют, а одним только тем, что наличествуют в хозяйстве. Мы по-прежнему убеждены, что возлюбить самих себя — значит расписаться в собственной секс-непригодности. А уж обзавестись эротическим спецоборудованием — фактически признать, что ты отчаялась заполучить секс более-менее естественным путем, поэтому «сама-сама-сама…» То есть, с одной стороны, девушке, к чьим ногам мужчины падают, а потом сами же в штабеля и укладываются, все эти суррогаты вроде бы как и ни к чему. А с другой — ведь не всегда в коллекции воздыхателей находится тот, кто отмечен особым половым талантом и вообще достоин доказать это на практике. С третьей стороны (вы же позволите автору мыслить в 3D-версии?), ведь нам тоже порой хочется секса. Не в смысле «Дорогой, это было по-трясающе! А, кстати, почему бы нам не слетать на Сейшелы/завести собаку/родить ребенка?», а банально испытать оргазм. А такой вот «просто оргазм» нам обеспечен либо с идеальным мужчиной (а вы наверняка помните — идеальный мужчина не пьет, не курит, никогда не спорит и... не существует), либо с самими собой. Другой вопрос, что большинство из нас привыкло отказывать себе в примитивных (читай — стыдных и неконструктивных) желаниях. И что вообще мы знаем о собственных желаниях? Вряд ли многое. А тут еще этот наш внутренний голос, который подсказывает, что неправильно и вообще унизительно делать самой то, для чего природой предусмотрены мужчины. Или что секс-шопятся сплошь извращенцы, которым «по-нормальному», то есть без полуметровых дилдо и прочих порноаксессуаров не в кайф. Или вот еще, нахлынут воспоминания юности — ужасные рассказы о том, что от мастурбации слепнут или покрываются волосами в самых неожиданных местах. Все-таки прав был товарищ Ганди, который высказался, разумеется, не по этой теме, но в целом очень точно: «Я знаю только одного тирана, и это — тихий голос моей совести». Так, может, пора уже убрать громкость? Или «настроить приемник» на иную волну…

Ира, 31 год

«Наш роман с Алексеем был недолгим и, мягко говоря, нетипичным. Или «порнографическим», как шутили подруги. Вспомнить хотя бы наше первое свидание. На следующий день после знакомства Леша заехал за мной и на вопрос о культурной программе вечера ответил: «Займемся сексом». Такая его прямота меня ничуть не шокировала, а, наоборот, позабавила. Впрочем, я до последнего считала, что это провокационная шутка, нечто вроде проверки на стресс-устойчивость. Смешно вспомнить, но, даже когда мы подъехали к гостинице, меня не покидала мысль, что сейчас мы выпьем по чашечке кофе в лобби и разъедемся по домам.

Секс был на уровне. Причем на таком хорошем уровне, когда мужчина не просто настойчив, но и всячески старается доставить тебе удовольствие. Хотя определенную роль сыграло и то, что это был почти анонимный секс, ведь мы действительно ничего друг о друге не знали. Самое любопытное, что спустя месяц наших встреч ничего не изменилось. Я по-прежнему была не в курсе, кем Леша работает, есть ли у него жена, дети. Разговоры велись преимущественно в постели и касались исключительно секса. Хотя за одно то, как ловко он умел заставить меня говорить о вещах, в которых я и самой себе не решалась признаться, я его почти обожала.

Однажды Леша спросил, думаю ли я о нем, когда мастурбирую. Сочинять романтическую версию (мол, конечно, дорогой, и днем и ночью) не было смысла, поэтому я честно призналась, что не по душе мне все эти сексозаменители. Выслушав прочувствованный монолог о прелестях «настоящего» секса, Леша сказал, что у него есть для меня домашнее задание: «Скоро я уеду в командировку. Не хочу, чтобы ты скучала»…Сказать по правде, когда я раньше проходила мимо магазинов «Интим», старалась даже не особо задерживать взгляд на витрине. Не знаю почему, но ощущение брезгливости по отношению к подобным заведениям было на порядок сильнее любопытства. И если бы не Леша, я ни за что бы не решилась зайти внутрь.

Первое, что запомнилось, — это ощущение жуткой, просто нечеловеческой неловкости. Посетителей было всего двое: какой-то невнятный мужчина и молодой парень, с виду гей. Ни один из них даже не обернулся в мою сторону, но я от страха забилась в самый дальний угол и ругала себя за то, что ввязалась в эту авантюру. Из магазина я вышла с чудо-агрегатом: нежно-розовый латекс, 6 скоростей, батарейки в комплект не входят. Не буду расписывать в деталях, каким было наше «знакомство», но мысль о том, что я делаю это вроде как не по собственной инициативе, а по просьбе любовника, слегка успокаивала. А потом и необходимость придумывать «отмазки» как-то сама собой отпала.

Признаться, я всегда считала себя женщиной среднего темперамента. Как бы ни старались мои мужчины, у меня не получалось разрядиться раньше, чем через десять минут. Кроме того, до определенного момента я вообще считала оргазм чем-то вроде приятного бонуса к сексу. Случился — хорошо, не случился — не беда. Удовольствие с самой собой, когда ты абсолютно расслаблена, не подстраиваешься под партнера, а прислушиваешься только к собственным ощущениям, было совершенно другим. Точнее сказать, это и было настоящим удовольствием.

Наша история с Лешей как-то сама собой сошла на нет. Не знаю, в какое Заполярье его командировали, но он не звонил больше месяца. А после того как у меня сменился номер, мы окончательно потерялись. Нет, никаких сожалений об этом «порнографическом» романе у меня нет и никогда не было. Более того, я благодарна Леше. Будучи, по сути, абсолютно чужим и случайным человеком в моей жизни, он научил меня главному — не бояться собственных желаний».

Алена, 22 года

«Вибратор появился в моей жизни случайно. Понимаю, как странно это звучит, но именно так оно и было. Наше пиар-агентство устраивало тематическую вечеринку для компании, выпускающей «хулиганское» нижнее белье, а эти самые дилдо предназначались гостям в качестве сувениров. Нереализованных подарков осталось море, и директор предложил нам с девчонками взять себе по одному, чтобы, как говорится, добро не пропадало. Ну, мы и взяли. Я свой экземпляр припрятала в ванной подальше от посторонних глаз и благополучно про него забыла.

Подарочек от босса напомнил о своем существовании при забавных обстоятельствах. Вова, с которым мы наконец-то решили жить вместе, только переехал ко мне и осваивался в новом доме. Дело было вечером. Я готовила ужин, а он оккупировал ванную. Не помню точно, что именно он никак не мог найти, но я посоветовала ему пошуровать в шкафчике под раковиной.

Ужин прошел в гробовой тишине. Вскоре я стала собираться спать, а Володя изъявил желание еще немного посмотреть телевизор. Надо сказать, до этого мы занимались сексом каждый вечер — сказывалось наличие отдельной жилплощади и отсутствие необходимости куда бы то ни было торопиться. «Ну, нет так нет», — подумала я, не придав особого значения тому, с каким остервенением любимый щелкал пультом.

С того самого вечера Вова ходил чернее тучи. О сексе, разумеется, никто и не вспоминал. Точнее, я-то думала, что было бы неплохо позаниматься этим самым сексом, но, глядя на суровое выражения лица любимого, помалкивала. Спустя неделю вынужденного воздержания, поделилась проблемой с подружкой. «Это и называется бытовуха», — «успокоила» меня Катя.

Украдкой я стала наблюдать за Володей и заметила неприятнейшую вещь. Если раньше, к примеру, возвращаясь с работы, он обязательно целовал меня, то сейчас старался избежать любого физического контакта. В ответ на мои попытки обнять и приласкать его, раздражался и уходил в другую комнату. Через две недели такого вот игнорирования я решила поговорить с ним напрямую. Всеми правдами и неправдами я пыталась выяснить, в чем причина его странного поведения. Он пожалел, что переехал ко мне? Нет. Я его чем-то обидела? Тоже нет. Завел любовницу? Опять мимо. На третьем часу допроса Володя сдался. С лицом человека, идущего на расстрел, он направился в ванную и вернулся, держа в руках тот самый сувенир. «И давно он у тебя? Почему ты мне сразу не сказала, что я тебя не удовлетворяю? Неужели у меня такой маленький?» В общем, Володя по-настоящему страдал. А вот я не могла выдавить из себя ни слова, потому что смеялась как ненормальная.

Историю появления в доме вибратора мне пришлось повторить трижды, пока Вова наконец-то поверил. Финальным аккордом нашего примирения стало ритуальное выкидывание моего «резинового любовника» в мусоропровод. Хотя, сказать по правде, мне было его даже немного жаль... Пускай нас ничего не связывало, но, как говорят, в хозяйстве вещь лишней не бывает. Другое дело, что производителям нужно озаботиться вопросом, как сделать вибратор-невидимку. Просто чтобы лишний раз не будить в мужчинах комплексы».