Верхи не хотят

Вот драма!

Наивно полагать, что мужские слабости, особенно половые, — их проблема. Нет, это всегда наша проблема. Потому что до тех пор, пока парень не возьмет серию матчей-реваншей, мы будем уверены, что все дело в нашем целлюлите, фригидности и отсутствии интимной стрижки. Слишком уж нам нравится думать, что мужчина — похотливое животное. А раз так, и при этом мы не являемся объектом его желания, значит, наше место займет кто-то другой, в смысле — другая. Если уже не заняла…

история № 3, мужская

Мы с женой очень хотели ребенка. Но не получалось. Врачи говорили, что мы оба здоровы, просто нужно «работать над вопросом». Вот это самое «работать» никак не вязалось с моим представлением о близости. То есть пока нас с Катей не посетила идея о детях, с сексом не было никаких проблем. По сути, у нас вообще не было проблем — сплошная любовь и взаимопонимание.

До свадьбы мы встречались пару лет, и, как у всех студентов, главным был «квартирный вопрос». Поженившись, первое время жили у Катиных родителей. Мама — пенсионерка, папа — полковник, в общем, не разгуляешься. Любили друг друга только ночью и почти шепотом, чтобы не разбудить родственников. И какое же это было счастье — въехать в собственную квартиру! Мы вели себя как парочка молодоженов. Это на третьем-то году семейной жизни! Тогда я еще наивно полагал, что ребенок получится как-то сам собой. Мы с женой будем заниматься сексом, а в один прекрасный день Катя сообщит мне радостную новость.

Полгода мы не предохранялись, но все безрезультатно. Потом настал этап утомительного хождения по врачам: анализы, справки… И резюме: «Работайте над вопросом». Катя подошла к заданию ответственно: высчитывала дни и часы, укладывалась в правильные позы, постоянно консультировалась с подругами и врачами. Первый месяц «работы над вопросом» было даже весело — возвращаться вечером домой, по-солдатски быстро ужинать и рапортовать: «К выполнению супружеского долга готов!» Но потом необходимость заниматься сексом чуть ли не под дулом пистолета начала раздражать. Катя обижалась, упрекала, мол, я только на словах хочу ребенка, а делать ничего не желаю. А когда выяснялось, что все наши труды ни к чему не привели, начинались слезы.

За год, в течение которого мы пытались забеременеть, наши отношения «дали трещину». А потом, когда все наконец-то случилось, возникло странное чувство облегчения. По крайней мере, у меня — все кончено, да здравствует свобода! Беременность оказалась сложной. Врач порекомендовал воздержаться от физической близости, но мы и без его советов не особо горели желанием. С рождением сына Катя с головой ушла в пеленки и кормления, а я — в работу. Вопрос секса я для себя легко решил, благо разрядиться можно и за деньги, и собственными силами.

Катя на мою холодность реагирует спокойно. Секс раз в месяц, а то и реже — видимо, ее такой график устраивает. А может, она, как и я, ищет удовольствий на стороне. Я ее не виню. Наверное, это было грубо с моей стороны, когда первое время она тянулась ко мне, а я говорил, что устал, давай спать. Но я ничего не мог с собой поделать. Сейчас к жене я чувствую что угодно, но только не страсть. Благодарность, нежность, желание заботиться, но даже в сумме эти чувства не дают того самого взрыва эмоций. А может, он и не нужен вовсе. В конце концов, у нас реальная семья, а не бразильский сериал.

Вадим, 33 года