Почему мы спим не c теми парнями?

Позволю себе небольшой экскурс в прошлое. Помните, был в детстве такой увлекательный аттракцион — меряться, у кого круче (совочек ли, заколка ли, ластик)? И помните тех особых девочек, которые во время дебатов скромно стояли в сторонке, чтобы потом выразительно так сказать: «А у меня папа — дипломат». На том — всем спасибо, все свободны. Потому что к папе-дипломату само собой прилагались иностранные ластики и прочие радости жизни. Взрослым же девочкам меряться папами вроде как несолидно, поэтому мы производим оценку друг друга — давайте по-честному — не по навороченности ноутбука и количеству заключенных контрактов, а по качеству кавалеров. И будь ты хоть трижды селф-мейд-вумен, если твой любовник — дядя Ваня в кепке, значит, с тобой что-то не так.

Вот загадка природы!Если парень «не тот», то в сексе он непременнобудет супер

Формула «Скажи мне, кто твой мужчина, — и я скажу, кто ты» работает четче, чем куранты на Красной площади, а значит, модное ныне понятие «даундшифтинг» неприменимо к личной жизни. Это Николас Кейдж может себе позволить жениться на официантке-японке (да хоть на официанте-таджике!). Но где он и где мы? И вообще мужчинам в этом плане легче. Приодел свою безродную подругу, оформил абонемент в Ленинскую библиотеку и фитнес-клуб... Нам же подавай готовенького и «того». Человек, особенно женщина, — существо социальное. С кавалером, который не подходит нам по статусу/росту/возрасту и т. д., ни людей по-смотреть, ни себя показать. «Не тот» любовник сродни уютным трусам в горошек, в каких выйти в свет — губительно для репутации, а в спортзал — вызывающе, вот и приходится носить их дома.

История № 2

«Незадолго до знакомства с Аланом я попала в аварию — не справилась с управлением и вылетела в кювет. Страх снова сесть за руль был сильнее здравого смысла и привычки к комфорту...

Водитель раздолбанной «шестерки» выглядел типичным бомбилой — заросшее щетиной лицо, ярко выраженный кавказский профиль. А вдобавок ко всему — прокуренный салон и чудовищные попсовые песенки из колонок. Я сделала замечание: мол, если занимаешься частным извозом, будь добр уважать права пассажиров. Когда на следующий день я вышла из дома ловить машину, увидела ту же «шестерку». Хотя, по правде сказать, я ее не сразу узнала — уж слишком чистым казался автомобиль. Да и салон, судя по запаху, также подвергся химчистке. Выяснилось, что Алан — идеальный водитель.

Он стал регулярно бывать у меня дома. Нет, не подумайте лишнего: помогал донести сумки, воевал с дверью, когда у меня однажды заклинило замок… Эдакий безотказный, как работник службы «муж на час», и молчаливый, как самурай, юноша.

Пускай я небольшой знаток дамских романов, но, сдается мне, наш с Аланом сюжет был из разряда классических. Не знаю, что на меня нашло, но я первая его поцеловала, сама потащила в спальню. Это был какой-то совершенно неуправляемый порыв, которому он не стал сопротивляться. «Ну, случилось и случилось, — успокаивала я сама себя. — Набросилась на него, что называется, с голодухи». Говорят, такое случается у разведенных девушек с ненормированным рабочим графиком.

Хотя такого секса, как с ним, у меня еще не было, мне казалось, что после этого эпизода он должен исчезнуть. Но утром Алан ждал меня около дома. Молча довез до работы, а вечером приехал встречать. Признаться в том, что секс с Аланом стоит свиданий с более подходящими кавалерами и посиделок с подругами, было непросто. Но факт остается фактом: я отменяла встречи, чтобы побыть с ним. Алан не альфонс, это я знаю точно. А я не из тех, кто может отгородиться от условностей. Да, я его стыжусь. Да, он мне не пара. И у нас нет никакого будущего. О наших отношениях (язык не поворачивается назвать это романом) не знает никто. Представить Алана своим друзьям или просто признать вслух, что я, коммерческий директор крупной страховой фирмы, сплю с таксистом-кавказцем, кажется немыслимым. Кто он и кто я? А вместе мы парочка ненормальных, которые занимаются сексом везде, где только можно: в подъезде, в его машине, по дороге на работу... При этом я знаю, что где-то далеко у Алана есть жена и две дочки, которым он отправляет заработанные у меня деньги».

Ксения, 31 год