Неравный брак

Равные права, глубокое уважение, полное взаимопонимание... Похоже, что эти вполне актуальные для совместной жизни понятия становятся совершенно неприемлемы в спальне. И специалисты, и «любители» в один голос твердят, что различие полов – это сексуально!

В давние времена мышки, пробегающие мимо семейных альковов, могли услышать что-то вроде: «Я — Тарзан, ты — Джейн. Ты исполнять супружеский долг». И Джейн как миленькая исполняла. Естественно, не испытывая никакого удовольствия. Но до того ли было дикому Тарзану? В результате некоторых революционных процессов (феминизм, контрацепция...) положение вещей капитально изменилось. Конечно, нам еще далеко до европейских завоеваний в области прав человека, но в жизни супружеских пар прежние схемы под давлением времени разлетелись на куски. Мужчины научились готовить и пользоваться стиральными машинами, безропотно тратят выходные на прогулки по супермаркетам, посещают курсы подготовки к беременности и даже встают по ночам, чтобы укачать крикливых младенцев. Но главное — делают все возможное и невозможное, чтобы доставить нам максимум удовольствия в сексе. Ура, празднуем победу? Конечно! Кто станет протестовать против любви, близости, понимания, справедливого распределения домашних обязанностей? Но что даст нам это самое равенство в постели?

Не будь другом

Послушаем специалистов. Бельгийский психолог Эстер Перель, работающая в Нью-Йорке, знает пугающие факты. Многие семейные пары поддерживают все более политкорректные отношения, исполненные глубокого взаимного уважения. Они делятся своими эмоциями, говорят друг с другом на все темы и прекрасно взаимодействуют в повседневной жизни. Ни дать ни взять — лучшие друзья. Загвоздка в том, что эти «дружеско-супружеские» ячейки общества часто оказываются напрочь лишены эротизма.Почему? «Потому что сексуальное желание несовместимо со стремлением к равенству. Наоборот, — утверждает Эстер Перель, — оно нуждается в различиях: кто же занимается любовью со своим двойником? Паритет — это великолепно, но полное согласие убивает страсть. Так что я во весь голос заявляю, что стремление к равенству не должно переступать порог спальни!» Парижский сексолог Мирей Дюбуа-Шевалье идет еще дальше: «Понятие равенства принадлежит общественной сфере и не имеет никакого смысла в частной жизни. Если на социальном уровне требование равных прав для женщин и мужчин абсолютно законно, в интимной сфере борьба за справедливость приведет к катастрофе!» Хотите пример? «Тридцатилетний пациент признался, что уже четыре года не прикасался к своей жене, — рассказывает Эстер Перель. — Он ее любит, но, по его словам, она слишком уж «такая же», всюду становится на его место и даже в ресторане не дает спросить у официанта, есть ли свободный столик. Он просто не видит, в чем заключается его мужская роль».

Торг здесь неуместен

Как считает Мирей Дюбуа-Шевалье, эта странная ситуация вызвана путаницей между социальной сферой, где распределение ролей не должно зависеть от пола, и сферой интимной, где исполняемые роли напрямую связаны с полом. «Понятие равенства подталкивает к отношениям по принципу «ты мне, я тебе», — с сожалением отмечает психолог. — А ведь когда любят, не считают!» Я делаю ту же работу, что и мужчина, и должна получать ту же зарплату — с этим сегодня уже никто не спорит. Но мелочные расчеты между любовниками выглядят в лучшем случае комично. За одну фелляцию один куннилингус, пять минут сверху я, пять минут — ты... Спасайся кто может! Все должно происходить спонтанно, как оно обычно и бывает: Джейн идет за покупками, Тарзан едет в автосервис чинить машину, Джейн становится страшно в кино, Тарзан заключает ее в объятия и окончательно утешает в спальне. «Сексуальность пары есть не что иное, как конкретное проявление любовных отношений. Если партнеры во всем соревнуются между собой, есть риск, что и их сексуальность будет складываться в режиме боевого столкновения. Если они исповедуют равенство и братство, то им светит сексуальность плюшевых мишек — нежная, но лишенная настоящей эротики», — продолжает доктор Дюбуа-Шевалье.

А вот мнение одной опытной сорокалетней женщины, которая все это поняла много лет назад. «Я думаю, женщины должны проявлять определенную покорность в повседневной жизни, чтобы в постели все шло как надо. При необходимости даже изображать ее. Зачем? Выражусь грубо, но максимально доходчиво: чтобы не отрезать мужику яйца. Желание — вещь капризная, а мужчины, сколько они ни прикидываются крутыми перцами, — существа ранимые...»