Красный свет

Секс в автомобиле — любимый сюжет мужских журналов. Мужчины обожают описывать свои или чужие сексуальные подвиги, совершенные в машине. Однако Екатерина Истомина («Ъ») утверждает, что нет более неудобного места для секса, чем автомобиль.

Мужские журналистские откровения, касающиеся любви в автомобиле, являются самыми банальными сексуальными фантазиями. Хорошо известно: мужской ум склонен порождать такие бредни в промышленных количествах.

«Я положил ее носом на горячий капот — и понеслось!» — пишет один автор. «Я закинул ее ноги на спортивный руль — и началось!» — подхватывает другой. «Я положил ее голову на перчаточный ящик и в ту же минуту забыл обо всем», — откровенничает третий. Вдохновленная этими опусами, я решила провести свое журналистское расследование.

Первый раз в качестве автомобильной площадки для страсти мной был выбран Porsche Boxter (известный так же, как «Porsche для самых маленьких»). Это небольшой двухместный спортивный автомобиль, двигатель которого установлен не впереди салона, как у большинства других автомобилей, а сзади, за пассажирскими сиденьями. Дело было ранней весной, в предгорьях Австрийских Альп, на пустынной площадке для мусора в одной чудесной деревушке...

Мой приятель, любезно согласившийся мне ассистировать в смелом эксперименте, сразу приступил к делу. Мы стали поспешно раздеваться. Однако так страстно, ловко и бурно, как обычно описывается процесс раздевания в глянцевых мужских журналах, обнажиться у нас не получалось. Салон Porsche оказался слишком маленьким. Так, приятель, вылезая из брюк, запутался в них, поскольку одна из штанин намоталась на руль, а вторая — на рычаг коробки передач. Мы чуть было не тронулись с места. Я же каблуком сапога чуть не вышибла лобовое стекло. Через пятнадцать минут мы, помогая друг другу то советом, то делом, все же разделись.

Расположиться в классической позиции — когда «мужчина сверху» — у нас не вышло. Дело в том, что сиденья в этом спортивном автомобиле почти не откидываются, как в других автомобилях, поскольку сзади — мощный двигатель. Следующая популярная «поза наездницы» — когда «женщина сверху» — также не могла быть нами исполненной. Потолок автомобиля был очень низким.

Изможденная любовной борьбой, я предложила своему любовнику выбраться на улицу — фраза «я положил ее носом на горячий капот» еще пульсировала в моем мозгу, давая маленькую надежду на удачное завершение эксперимента. Слегка подтянув штаны, мы выбрались из салона и постарались как-то расположиться на капоте. Длинноносый спортивный капот Porsche Boxter был покрыт колючей изморозью, а в некоторых его местах за время наших развлечений появились и сугробы. От отчаяния я была уже готова лечь носом и в сугроб, но тут появился смотритель помойки, по виду радикальный протестант. Смотритель приехал забрать из деревни металлические контейнеры с мусором. Трезво оценив ситуацию, он сделал нам замечание и намекнул, что позвонит в полицию. Мы синхронно застегнули брюки и ретировались. Итог бесславного эксперимента был один: дорогие спортивные автомобили, которые позиционируются мужчинами как «созданные для бурного секса», на самом деле для секса не приспособлены, разве что для орального. Не та у них конструкция.

«Это был просто не тот автомобиль, именно поэтому попытка потерпела крах»,— думала я, впрочем, твердо решив не отступать.