Красный свет

Другой приятель, владелец большого черного пикапа, узнав про мои проблемы, согласился предоставить свой новый автомобиль в качестве тестовой площадки. Он был так любезен, что согласился лично помогать мне в новом эксперименте. Мы отправились в Тверскую область, в Завидовский район. На дворе стоял месяц май, уже распускались клейкие листочки на деревьях, зеленела травка, пели на все лады вернувшиеся недавно с югов перелетные птицы. Предвкушая греховные наслаждения, мы, словно сбежавшие с уроков старшеклассники, тряслись в неуклюжем пикапе, подскакивая на кочках федеральной трассы Москва — Санкт-Петербург.

Для второй попытки я выбрала парковку у лесной опушки — асфальтовый пятачок, окруженный деревьями. Рассудив, что лучше предаться любви на весеннем свежем воздухе, мы полезли в открытый багажник пикапа. Американцы, обитатели «одноэтажной Америки», обычно возят в багажнике любимого пикапа дрова, пилы, ружья, грязные рубашки-ковбойки и резиновые сапоги. Багажник этого московского пикапа оказался заваленным хозяйственным хламом — большую часть места занимали грязные канистры с омывающей жидкостью и зимняя резина. Залезть в багажник оказалось делом непростым, но страсть, как известно, помогает преодолеть любые барьеры. Расчистив место, мы расположились между покрышек и полупустых канистр.

Процесс до поры до времени шел ритмично и неплохо, пока моему приятелю не почудились какие-то странные звуки. «Это кондиционер течет!» — заключил он и вылез из багажника на проверку. Вернувшись ни с чем, он вновь предался греху. Через две минуты звуки возобновились. «Аккумулятор садится!» — заключил он и вновь пошел на проверку. Вернувшись, опять предался греху. Но странные звуки продолжались. «Видимо, масло течет!» — заключил он и снова спрыгнул с багажника вниз узнать, в чем, собственно, дело. Потом он еще несколько раз бегал смотреть на якобы отключенную систему стабилизации, систему охлаждения и сигнализацию. В конце концов причина этих звуков стала нам ясна — это медленно, но верно спускалось заднее левое колесо, а странный шум издавал воздух, выходящий из шины. С точки зрения здравого смысла было очевидно, что мы напоролись на какой-то гигантский гвоздь, оставленный на парковке фурой финских дальнобойщиков. Однако у меня есть и другая версия — этот вредный пикап просто отомстил нам. В заключение сценки к нам подъехала машина ДПС (а их много в престижном Завидовском районе), из нее вылезли гаишники и стали расспрашивать, с какими целями мы так долго стоим на федеральной трассе Москва — Санкт-Петербург. Пришлось им сказать, что мы художники, мол, приехали на этюды, вот ищем место для натуры.

Отчаявшись, я решила обратиться за помощью к одному известному в столице колумнисту. Я рассказала, что провела собственный автомобильно-сексуальный эксперимент и разочарована его результатами. Секс в машине — это опасная пытка. С таким же успехом можно заниматься любовью на электрической плите, каждую минуту рискуя включить конфорку обнаженной пяткой.

«Мужчина уже изначально воспринимает автомобиль как женщину, у него возникают сексуальные чувства к своей машине», — важно разглагольствовал модный журналист, помахивая ключами от новенького «Форда». По его словам, это автомобильное либидо так сильно, что распространяется на все, что попадает в машину. «И на женщину особенно, более того, автолибидо только удваивает свою силу при наличии дамы в машине», — продолжал маньяк. Этому, по его мнению, способствуют замкнутость пространства, возможность видеть вблизи женские коленки и губы с глазами. Кстати, он ничего не сказал о богатом внутреннем мире соседки по салону.

«А как же это ваше любимое… Ну, ноги — на руль, руки — в багажник, голову — на перчаточный ящик, а носом — на капот? — спросила я.— Это же какая-то эквилибристика выходит, упражнение на козле».— «Как ты сказала? Упражнение на козле? А что, это неплохой заголовок для моей колонки про секс в автомобиле!» — радостно заявил коллега. Так что ждите в ближайшее время новые серии мужских сексуальных приключений в автомобиле под заголовком «Упражнение на козле».

Секс в автомобиле — эксперимент не для слабонервных.

Во-первых, неудобно. Во-вторых, все время кто-то мешает «предаться греху» — то сторож ближайшей помойки, то доблестные гаишники. И каждый норовит задать неприличный вопрос: «А что это вы тут делаете?»