Все прелести секса с бывшими любовниками

Про то, что дважды в одну и ту же реку входить не рекомендуется, слышали все. Но, во­преки этому правилу, многие из нас упорно навещают… постель экс-бойфрендов. О прелестях и сложностях секса с «бывшими» размышляет Дарья Аптекарева.

У мужчин это называется «остаться друзьями». То есть время от времени захаживать в гости под предлогом помочь по хозяйству: передвинуть шкаф, ввернуть лампочку и забить пару гвоздей… Фронт работ корректируется в зависимости от нужд осиротевшей без настоящего мужчины (то бишь без него!) барышни. Но сначала следует удариться в трагически-ностальгические воспоминания из серии «история нашей любви», ну а потом — сразу в разврат. И поскольку шкаф, лампочки и гвозди так и остаются нетронутыми, остается повод заглянуть еще... не один раз. Ностальгия — великое чувство, и не мне вам рассказывать, какие эротические чудеса оно способно творить. Все эти задушевные разговоры, начинающиеся со слов «А помнишь, как мы тогда с тобой…», действуют на нас, девушек, как инъекция мощного афродизиака — прямо в сердечную мышцу.

А кто, осмелюсь спросить, против того, чтобы дружить? В конце концов, зря, что ли, мы тратим на них свои лучшие годы (месяцы, недели, пару уик-эндов — нужное подчеркнуть)? Правда, и по сей день бытует мнение, что спать со своими бывшими чуть ли не дурной тон. Сдается мне, так утверждают те, кто ничегошеньки не смыслит в хороших манерах. Начнем с того, что это жест элементарной вежливости. К нашему обоюдному женско-мужскому счастью не изобретено еще лучше способа попрощаться по-людски, чем заняться сексом. Разумеется, в последний раз. Конечно же, ничего личного, просто секс. О чем речь, у нас обоих уже кто-то есть. А мистер Экс — свой, почти родной, знакомый вдоль и поперек. Кстати, если ранее ваши романтические отношения не ограничивались совместным просмотром «Дома-2» и раскладыванием в четыре руки пасьянса «косынка», значит, карту с месторасположением ваших эрогенных зон парень и сейчас начертит даже с закрытыми глазами. Не потому ли секс с бывшими всегда выходит на порядок качественнее, чем с новыми? Даже если этих новых двое…

К тому же уходить нужно все‑таки красиво. А мало кто из нас задумывается об эстетизме ситуации в самом конце, когда он — уже далеко не Ромео, вы — не Джульетта, хотя история у вас вышла действительно крайне печальная. И надо ведь еще успеть метнуть фамильным фарфором, выдать назад подаренных плюшевых медведей и не забыть озвучить все то, что о нем говорили подруги и мама, а вы никак не верили. До того ли нам, когда столько всего нужно сказать и сделать?! А тут такой шанс поставить точку. Красивенькую и без помарочек. Ведь для того чтобы остаться в памяти мужчины шикарной женщиной (а не истеричкой с лицом, распухшим от слез до размеров подушки), всего-то и нужно — обрядиться в лучшее белье, проэпилировать линию бикини и приготовить эффектную финальную фразу. Например: «Тебе пора, милый…» Что в переводе означает: «пошел вон!».

Так что же хорошего в мужчинах, бывших в употреблении? Да все, пожалуй. Экс-любовник сродни любимому платью, которое служило верой и правдой, вследствие чего слегка поизносилось. Сначала из разряда парадных оно переходит в почетную категорию домашних, потом энное количество лет используется для выездов на дачу, а доживает свой славный век в виде тряпочек для пыли. Со своими бывшими мужчинами девушки (особенно те из нас, в ком сильна хозяйственная жилка) поступают примерно так же. Дав себе время остыть головой и сердцем, можно смело привлекать Экса для удовлетворения своих многочисленных нужд. Когда еще на горизонте появится Он — новый кандидат на «жить долго и счастливо»? А тут такой ресурс простаивает. С другой стороны, он, конечно, может и передумать появляться «на бис» в нашей жизни. Но мы не будем унывать при условии, что и со шкафами, и с оргазмами все в полном порядке…

Ирина, 25 лет

«Я сломал тебе нос, а ты мне жизнь», — говорил Рустам: как любой восточный мужчина, он был патологически ревнив. Приступы ревности случались с ним без какого-либо видимого повода и мучили его самого не меньше, чем меня. Сколько себя помню, я всегда была в центре внимания. И если в начале нашего романа это льстило его мужскому самолюбию, то потом стало причиной бесконечных разборок. Казалось, Рустам не замечал, сколько всего я изменила в своей жизни ради него: встречалась с подругами раз в две недели, перестала бывать в ночных клубах, звонила и докладывала ему о каждом шаге. Тем не менее повод для ревности находился всегда. Сначала он взял манеру кричать, затем — первая пощечина. А потом вот и эта история с носом… Я вернулась домой на час позже обычного: коллега по работе праздновала день рождения, и уйти после первого же тоста было неудобно. Позвонить и предупредить Рустама не получилось: его телефон был отключен. Когда я вернулась домой, он сидел на кухне и пил. Выслушав мои объяснения, принялся оскорблять. Все, что случилось потом, было настолько неправдоподобно и дико, что я до сих пор не понимаю, как вдруг обычная перебранка вылилась в натуральную драку. Он гонялся за мной по квартире, хватал за волосы, потом повалил на пол и ударил кулаком по лицу — я потеряла сознание.

Милицию вызвали соседи. Они же убедили меня сменить замок на двери. Рустам звонил, но я не брала трубку. Когда спустя пару недель мы увиделись (он поджидал меня после работы), меня начало тошнить. Причем не в каком-то там переносном смысле, а буквально — на асфальт. Рустам приходил снова и снова, и каждый раз мне становилось плохо.

Наш первый секс случился через месяц после того инцидента. Рустам подкараулил меня у дверей квартиры, и стоило мне открыть ее, как он вошел в дом. Не помню, как мы оказались на полу, но все произошло прямо в коридоре. Рустам порвал на мне блузку, я исполосовала его спину и плечи ногтями, зубами. Все мое тело протестовало, и при этом я чувствовала, что хочу его до черноты в глазах. Никогда бы не подумала, что смогу кончить в таком состоянии, но оргазм был невероятной силы и глубины, словно меня выключили из сети.

Он стал приходить каждый вечер. И когда все заканчивалось, умолял простить, но я просила его уйти. Видимо, Рустаму казалось, что со временем все должно наладиться, и самое невероятное, что все действительно наладилось. Только не так, как он, должно быть, предполагал.

Может быть, это прозвучит странно, но для меня секс был единственной возможностью избавиться от него. Почувствовать, что я снова контролирую ситуацию, свою жизнь и свои эмоции. Более бесчувственного — но при этом чувственного в физиологическом смысле — секса в моей жизни не было. Все происходило на каком-то животном уровне. А когда я поняла, что воспринимаю Рустама как некое тело, а не человека, сказать: «Все кончено!» — оказалось гораздо проще».