Все прелести секса с бывшими любовниками

Полина, 28 лет

«Это был самый бескровный разрыв в моей жизни. После трех лет совместной жизни с Сашей я впервые поехала отдыхать одна, попросив его на досуге подумать о наших отношениях. Надо сказать, что эти самые «наши отношения» давно переплавились во что-то удобное и уютное. Словно под одной крышей жили два лучших друга, которые решили, что делить им нечего, а спорить друг с другом просто лень.

Вернувшись из Туниса, я обнаружила, что половина полок в шкафу свободна. Правда, заметила я это не сразу. Саша встретил меня в аэропорту, отвез домой, мы выпили по чашке кофе, после чего он уехал по своим делам. Спустя пару часов, разбирая чемодан, я увидела опустевший шкаф. «Ты решил, что нам нужно расстаться?» — уточнила я по телефону. «Нет, это ты так решила. А я с тобой согласился», — ответил Саша.

По сути, все это время мы были друзьями, так что остаться ими нам не составило большого труда. Мы виделись пару раз в неделю, с удовольствием болтали, а потом разъезжались каждый в свою сторону. К примеру, я ехала к новому бойфренду, о котором Саша расспрашивал без особого интереса. Как он сам справлялся с одиночеством, оставалось за кадром. О его новой девушке Ане я услышала только через полгода. Теперь мы говорили исключительно об Анне. Нет, я не ревновала, скорее, недоумевала. Анечка была младше нас с Сашей на 10 лет и только окончила школу. Выглядела она, как и положено 16-летней девице, вызывающе юно и свежо. Я звала ее «майской розой», а Саня блаженно улыбался, рассказывая, какой плеер он ей подарил, в какой модный ресторан сводил и куда повезет отдыхать. Поразительное дело, но с ней он был сильным, успешным, щедрым — именно таким хотела видеть его я. Путешествие в Италию должно было стать триумфом Сашиных ухаживаний: 5-звездный отель, рестораны, прогулки — все самое лучшее. Но спустя семь дней он позвонил мне и предупредил, что заедет.

Оказалось, что влюбленные поссорились еще в Домодедове. Анечка выпила лишнего и устроила показательное выступление. Саша был не прав во всем: он не купил ей что-то в дьюти-фри, не взял за руку на взлете и т. д. В отеле Анечка потребовала отдельный номер и грубо попросила оставить ее в покое. Вообще, за неделю Саша узнал о себе много нового. К примеру, что секс с ним был для Анечки одним мучением. Все эти дни «майская роза» зажигала на дискотеках с итальянцами, а Саша встречал ее и провожал до гостиницы.

После его слов: «Неужели и тебе было со мной так плохо?» — меня окончательно накрыло. Я набросилась на него с поцелуями. Мы занялись сексом прямо на кухне, не обращая внимания на летящие со стола чашки и несмолкающий телефон (звонил, кстати, мой очередной кавалер). Всю ночь мы не могли оторваться друг от друга. Я чувствовала, что Саша словно топит во мне свои обиды и сомнения, но понимала, что иначе сейчас нельзя. Нужно было отогреть его, и сделать это могла только я.

С утра, проводив Сашу до дверей, я задумалась: что это было? И почему это было так хорошо? Ведь действительно было великолепно (и сам секс, и ощущение почти родственной близости). Мы не перестали видеться, но больше не вспоминали о том эпизоде. Возможно, потому что оба понимаем: в нашей истории он не последний».

Марина, 24 года

«Друзья с самого начала были убеждены, что мы с Вадимом не пара. Но мы их и слушать не желали. То ли из чувства противоречия, то ли из какого другого чувства, мы почти сразу стали жить вместе. Вадя, я и моя мама. Понятия не имею, о чем она думала, когда согласилась пустить нас. Оба студенты, без копейки в кармане, мы были крайне беспокойными соседями. Сложно сказать, что мы делали чаще и громче: занимались сексом или ссорились. Но мама, надо отдать ей должное, сохраняла невозмутимое выражение лица при любом раскладе. Впрочем, в этом они с Вадимом были похожи. Сколько бы я ни орала, он спокойно реагировал на все мои выпады и упреки. Мирились мы в постели, и каждый раз я чувствовала себя виноватой за то, что веду себя, как стерва.

Причиной большинства конфликтов было нежелание Вадима искать постоянную работу. Он увлекался программированием, сутками не вылезал из-за компьютера, но денег это почти не приносило. На пару с ним и я стала домоседкой. Правда, хватило меня ненадолго. Через пару месяцев я затосковала и мало-помалу начала выбираться с подругами то в кино, то в кафе. Вадя на мои отлучки реагировал спокойно. Желал удачного вечера, не отрывая взгляда от монитора.

Кирилл появился в моей жизни незадолго до того, как мы с Вадимом отпраздновали полгода семейной жизни. Уже и не вспомню, кто именно привел его в нашу институтскую компанию, но он сразу положил на меня глаз. «Без вариантов. У нее муж!» — сообщила Кире моя подруга. «Готов стать постоянным любовником!» — ответил он, глядя на меня в упор.

Надо сказать, что любовником он был первоклассным. В отличие от Вадима, который и жил, и любил по принципу «тише едешь — дальше будешь», Кирилла вечно тянуло на подвиги. Первый раз мы занялись сексом в его машине около моего подъезда. Тесно, неудобно, того и гляди, увидят соседи, но Кира умудрился довести меня до оргазма.

Через месяц вот такой двойной жизни я поняла, что Вадим непрошибаем. То ли он действительно ничего не замечал, то ли не считал нужным высказывать свои догадки, но, во сколько бы я ни пришла, он был одинаково спокоен и любезен. Мне даже врать не приходилось, поскольку он ничего не спрашивал. На мамины укоризненные взгляды я отвечала резко: «Это моя жизнь. Сама разберусь». Я действительно со всем разобралась сама: объявила Вадиму, что ухожу к другому мужчине. Точнее, уйти должен он.

Через пару недель Вадя позвонил поздравить меня с днем рождения и предложил встретиться. По рассказам общих друзей, я была в курсе, что он устроился на работу и снимает квартиру. Не знаю почему, но я сама предложила приехать к нему в гости. Одного взгляда на Вадима оказалось достаточно, чтобы я разрыдалась. Я смотрела на него, все такого же худого и молчаливого, и мне было нестерпимо жаль его, себя, нашей неуклюжей жизни у мамы. Пока мы занимались любовью, слезы так и продолжали течь.

Мужчины поменялись ролями: Кирилл стал моим официальным бойфрендом, а Вадим — любовником, к которому я сбегала трижды в неделю в его убогую квартирку. Мы занимались любовью, а потом долго лежали обнявшись. Уходя, каждый раз я давала себе слово, что все, пора ставить точку. Вместо этого спустя полгода тайных встреч мы поженились. Вадя все так же неразлучен с компьютером. Я устроилась на работу и стараюсь меньше пилить его. И, признаться, до сих пор не понимаю, как Вадим смог пережить то, через что я заставила его пройти».