История О. Полин Реаж

Долго наслаждался сэр Стивен, но так и не дошел до высшей точки своего наслаждения. Он оторвался от О, встал, но халат его все еще был распахнут.

– Вы податливая, О, – сказал он. – Да, вы любите Рене, но вы слишком податливы. Знает ли Рене, что вы готовы уступить всем мужчинам, которые пожелают вас? Отправляя вас в Руасси, отдавая другим, он, возможно, создавал алиби этой вашей уступчивости?

– Я люблю Рене, – проговорила О.

– Вы любите Рене, но хотите тем не менее меня, – возразил сэр Стивен.

Да, она хотела его, это правда. Но ведь Рене, владея ею, сам захотел этого обмена? Она могла лишь молча опустить глаза, чтобы в ее взгляде нельзя было прочесть признания. Сэр Стивен наклонился к ней и, обхватив за плечи, мягко опустил ее на ковер. Она оказалась на спине с поднятыми, прижатыми к животу ногами. Сев на софу, как раз на то место, где только что была О, он резко притянул ее к себе за правое колено. В ярких отблесках пламени камина зияли две расщелины внизу живота и между ягодицами О. Не опуская ее, сэр Стивен приказал ей ласкать самое себя, не сжимая при этом колен. Не в силах противиться, О медленно вытянула руку и нащупала уже вырастающий из-под прикрывающих его волос, уже пылающий гребешок плоти, венчающий свод нежных губ ее лона. И тут же рука отпрянула.

– Я не могу, – прошептала О.

История О. Полин Реаж

Издательство «Гелеос»

Даже во времена, когда царило ханжество и пуританство, великие деятели искусства создавали выдающиеся произведения, открывающие тайную, интимную сторону человеческой жизни.

Самый скандальный эротический роман XX века «История О», впервые вышедший во Франции в 1954 году, вызвал не только огромный резонанс, но и интерес к личности автора. Критики утверждали: женщине не под силу так изобразить жизнь и передать переживания другой женщины. Лишь спустя почти полвека французская переводчица Доминик Ори призналась, что это она написала роман и что, более того, он основан на реальных событиях из ее жизни.

В 1975 году книга была экранизирована мастером эротического кино Жюстином Жакеном.

Она и в самом деле не могла. Она позволяла себе это, но очень редко, когда ей приходилось оставаться в одиночестве в теплоте и мраке своей постели, и никогда не доводила себя до высшей точки наслаждения. Правда, потом наслаждение настигало ее во сне, и она просыпалась, раздраженная тем, что оно было хотя и сильным, но мимолетным. Взгляд сэра Стивена был неумолим.

– Я не могу, – повторила она и закрыла глаза.

И снова перед ней возникла неотвязная картина, вызывавшая у нее всякий раз тошноту отвращения: ей пятнадцать лет, она в гостиничном номере, перед ней, задрав одну ногу на ручку кресла и откинувшись на другую головой, Марион ласкает себя и стонет от счастья. В тот раз Марион рассказала ей, что однажды в конторе ее застал за этим занятием шеф. О представила себе контору Марион: голая комната с бледно-зелеными стенами, постоянно запыленные окна, выходящие на север, стол и перед ним одно-единственное кресло для посетителей.

– Ты убежала? – спросила О.

– Нет, – ответила Марион, – он попросил меня продолжить, только запер дверь на ключ, велел стянуть трусики и подтащил кресло к окну.

О обмерла от восхищения перед тем, что казалось ей отвагой Марион, и от ужаса. Она решительно отказалась ласкать себя перед своей старшей подругой и поклялась никогда не заниматься этим в чьем-нибудь присутствии.

– Посмотрим, – засмеялась Марион, – когда тебя попросит об этом твой любовник.

В «Постельных сценах» читайте также:

«Электрическое тело». Сюзан Сквайерс

«Моя французская шлюшка». Джин Уайлдер

«Мемуары женщины для утех». Джон Клеланд

«Имбирное облако». Мария Брикер

«Fuck’ты». Мария Свешникова