Репортаж из лондонского секс-клуба

У меня был выбор. Отправиться в грядущую ночную авантюру одной, взять одну из моих наименее робких лондонских подруг или пойти с бойфрендом. Конечно, основное правило клуба – «нет означает нет», но я решила, что со «своим самоваром» выполнять журналистское задание мне будет приятнее.

Таксист высадил нас напротив темного викторианского особняка за высокой железной оградой. У ворот переминалась с ноги на ногу группка нарядно одетых людей . Нацепив зловещего вида венецианские маски, они в итоге решились войти. Мы – за ними. На мгновение я засомневалась, стоит ли. Но отступать было некуда: похожая на Еву Герцигову блондинка бодро отметила нас в списке гостей. Мы оказались в душной гостиной, пропитавшейся запахами свечного воска, духов и алкоголя. На стенах – огромные зеркала в толстых изогнутых рамах, по углам – низкие кресла и кушетки с резными ножками в стиле Людовика XIV. У меня от духоты закружилась голова, я присела. Мимо меня шли длинные ноги в сетчатых чулках с подвязками и корсеты со шну­ровкой. Однозначный вид их обладательниц навел меня на мысль, что они, возможно, профессионалки.

Моему другу все это начало нравиться
Моему другу все это начало нравиться
В соседней комнате имела место настоящая оргия
В соседней комнате имела место настоящая оргия

На кушетках развалились обнимающиеся парочки и несколько девушек на вид слегка за 30 в платьях с голыми спинами. Девушки потягивали шампанское и отчаянно пытались зацепить меня – а особенно моего спутника – взглядом. Их глаза кричали, что в эту ночь они готовы на все – и со всеми. Моему другу все это начало нравиться. Мне же нужно было подзарядиться, и я решительно направилась к барной стойке.

На большой кровати с шелковым бордовым покрывалом, раскинув руки и издавая стоны, лежала женщина в черной маске.

Откуда-то из дальней комнаты раздался пронзительный женский стон, перешедший в крик, а потом в визг, – кто-то только что от души испытал оргазм. Я опрокинула в себя третий бокал шампанского, и мы пошли дальше. В освещенной только свечами в канделябрах анфиладе комнат было не протолкнуться: в проходе мы едва не сбили с ног пару, которая, тяжело дыша, делала это стоя.

У меня от духоты закружилась голова, я присела
У меня от духоты закружилась голова, я присела
Кто-то только что от души испытал оргазм
Кто-то только что от души испытал оргазм

На большой кровати с шелковым бордовым покрывалом, раскинув руки и издавая стоны, лежала женщина в черной маске. Подол ее светлого платья был задран, ноги – раздвинуты. Опустившись на колени, мужчина в костюме делал ей куннилингус. На кровати она была не одна, рядом несколько красоток в корсетах целовались и активно ласкали друг друга. В углу высокий парень в маске с позолотой энергично входил сзади в полноватую и абсолютно голую девушку. На прикроватной тумбочке стояла ваза, наполненная презервативами.

Всего в клубе больше 7 тыс. членов. 20% прибыли от вечеринок уходит в благотворительный фонд помощи детям.

Вокруг толпились мужчины, большинству из них было за сорок. Они следили за происходящим с напряжением игроков на бирже. Я тоже оцепенела – наяву ничего подобного мне видеть не приходилось, и я не могла оторваться. Мне пришло в голову, что мы все от природы вуайеристы и эксгибиционисты одновременно, но боимся в этом себе признаться, боимся показаться извращенцами...

В соседней комнате имела место настоящая оргия. Пять, нет... шесть, а может, и все 15 человек, как пластилин, стремительно слеплялись и разлеплялись друг с другом. В проходе по-прежнему была толпа, которая состояла из тех, кто ожидал своей очереди присоединиться, и тех, кому просто нравилось смотреть. Последних было больше.