Любить по-русски

Пост вместо контрацепции

Первой в битву за высокую мораль вступила женщина. Неизвестно, что подвигло княгиню Ольгу в 953 году от Рождества Христова издать указ о денежной или вещевой компенсации жениху за суженую, вступающую в брак не девственницей. Может, сыну досталась невеста, уж чересчур «блуждавшая»…

А в 967 г. князь Святослав внес в закон вескую мужскую поправку: лишение невинности невесты – прерогатива и прямая обязанность ее законного супруга. Таким образом, суровый, но справедливый князь лишил работы целую армию волхвов. Пытался он запретить и танцы «непотребные». Разве что по великим праздникам хотел разрешить петь да скакать. Но тут уж народ не смолчал, взбунтовался против такой сексуальной реформы и отстоял свое право плясать, когда того душа и тело просят!

Однако не долго радовался люд русский. Вскоре страну крестили – где миром, где мечом и огнем. И правила жизни, в том числе интимной, стала диктовать православная церковь. Секс даже между венчанными супругами, превратился из праздника жизни в грех великий. Соитие оправдывалось только зачатием ребенка. Удивительно, как вообще умудрялись завести кучу ребятишек. Досужие историки подсчитали, что за вычетом многочисленных постов, постных дней (среда и пятница), великих церковных праздников семейной паре для любовных игр оставалось всего лишь дней пятьдесят в году. С другой стороны, ведь и не предохранялись. Знахарок-акушерок объявили «бабами богомерзкими», а защита от нежелательной беременности с помощью трав особых считалась «убивством тяжким»…

Половой акт в разрешенные дни дозволялся только раз в сутки. И только в единственной позе, которую признавало христианство – «миссионерской». Нечего экспериментировать: муж – всему глава, значит, он сверху, а жена лежи себе, принимай семя детородное. Позиция, например, «стоя» запрещалась именно по той причине, что забеременеть в ней трудно, а значит, она не чадородия для, а токмо сладости ради…

Тех, кто, несмотря ни на что, продолжал по старинке заниматься сексом во время водных процедур в природных водоемах на свежем воздухе, объявили ни много ни мало колдунами и ведьмами. Строго-настрого запретили «мыльню» девичью (за день до свадьбы) и брачную (совместную баню наутро после первой брачной ночи). Последнюю заменили раздельным омовением супругов после «греха соития»…

Осудили даже невинный, казалось бы, обряд, оставшийся с языческих времен: молодожены за свадебным столом брались за куриные лапки и разрывали курицу пополам. Нет, не птичку было жалко отцам духовным. Все дело в том, что действие это символизировало лишение девственности, а потому было заклеймено, как «бесовское»…

Контроль над тем, насколько ревностно соблюдались многочисленные правила, осуществлялся через таинство исповеди. Попам строго предписывалось задавать мирянам вопросы наподобие такого: «Не влагали ль вы уста и перста своим ближним в места непотребные и куда ненадобно?» И отвечали как на духу, а потом каялись и грехи замаливали столь же страстно, сколь и грешили…