Женщина из шелкового мира

Хорошо, что выбегая из общежития, она не успела переодеться во что-нибудь из этого своего мгновенно снимающегося халата: Мадина не представляла, как стала бы раздеваться перед ним.

Как это было бы долго, неловко. А так – халат упал на пол легко, и даже колготки, которые она вечно цепляла ногтями, снимая, на этот раз снялись как-то незаметно. И они с Альгердасом лежали теперь рядом обнявшись, оба сияли в глазах друг друга волшебным светом, и никакой неловкости между ними не было.

- Я как пьяный, - шепнул Альгердас, коснувшись губами Мадининых губ. – Но не пил ни капли, честное слово.

Они улыбнулась: смешно было, что он клянется в своей трезвости. Она понимала его состояние, потому что оно и у нее было таким же – она тоже как будто погружена была в странный, необъяснимый мир, в котором все, что ни сделай, получается правильно и объяснимо, но только на каком-то новом языке объяснимо.

«Женщина из шелкового мира». Анна Берсенева

Издательство «Эксмо»

Мадина – тридцатилетняя молодая женщина с исключительным именем и заурядной судьбой провинциального библиотекаря. Однако ее судьба стремительно меняется, когда она отправляется на столичную конференцию. В ее мирное существование врывается молодой москвич, а вместе с ним неожиданная любовь, новые чувства и переезд в Москву. Однако в жизни часто случается, что за большой и сильной любовью следует жестокое предательство близкого человека…

И теперь происходят настоящие трансформации не только жизни, но и личности героини: исчезает скромный библиотекарь Мадина, появляется столичная хищница Мадо.

Они лежали еще немного молча, обнявшись, не делая ни единого движения, только вслушиваясь друг в друга. Мадина знала, что может лежать так сколько угодно долго, да что долго – всегда она может так лежать, и ничего ей больше не надо.

Но Альгердасу надо было другое; она почувствовала это по тому, как участилось его дыхание, напряглось все тело. Рука его скользнула по ее плечу, двинулась вниз, задерживаясь на каждом попутном изгибе, и чем ниже опускалась рука, тем больше напряжения чувствовалось в его теле. Он гладил ее и одновременно переворачивал на спину, и вот она уже видела его лицо над своим, и глаза его сияли совсем близко, так, что расплывалось перед нею, заполняя все поле ее зрения.

А ей и не хотелось видеть ничего, кроме этого бескрайнего светлого поля его глаз. И то, что происходило в это время с ее телом, ощущалось ею лишь как помеха, неловкость, неудобство…

В «Постельных сценах» читайте также:

«Почему ты меня не хочешь?» Индия Найт

«Как опасно быть женой». Дебра Кент

«Десять мужчин». Александра Грин

«Моя французская шлюшка». Джин Уайлдер

«Мемуары женщины для утех». Джон Клеланд

«Имбирное облако». Мария Брикер

«Fuck’ты». Мария Свешникова