Я только что лишилась девственности

Давайте считать – если замуж сегодня выходят после 30, детей рожают в 40, то во сколько теряют девственность? Можете думать, что по-прежнему в 15, а наши героини – просто исключение. Им от 30 до 40, и они только что расстались с девственностью – не потому, что берегли честь смолоду, а по гораздо более веским причинам, о которых они рассказали «Мари Клер».

Полина*, дизайнер, была девственницей до 31 года

во сколько лет лишиться девственности
во сколько лет лишиться девственности

В том, что история так затянулась, виноваты мои родители. Они у меня идеалисты. Походы, Бродский, гитара, «милая моя, солнышко лесное» – это про них. Сексом готовы заниматься где угодно и сколько угодно. Я подростком в ванную без стука не входила – боялась, что застану их за этим. Как кролики, ей-богу! Тогда меня это дико выводило из себя. Чтобы обломать им кайф, выходила ночью будто бы в туалет, шумно хлопала дверью, долго мыла руки… Такой у меня был подростковый протест.

Мужчины думали, что я или странная (ну пирсинг, цвет волос, ночной образ жизни), или «жду олигарха». Конечно, страшно было остаться вечной девственницей. Но еще страшнее – жить нелюбимой и с нелюбимым. К тому же я научилась самоудовлетворяться. Душ – лучший друг одинокой девственницы. Ну и еще детское масло. Сначала я использовала обычное – когда хочется по-быстрому после работы кончить и спать и нет времени для долгих прелюдий, а потом поняла, что у меня случился клин на запахе. Когда открываю бутылочку – голова кругом от возбуждения.

Но это уже не так актуально. Потому что я встретила Диму. Точнее, Дима встретил меня. Он хотел мне заказать буклеты к выставке для своей компании. Пересеклись в каком-то кафе, он долго рассказывал, почему его пластиковые окна самые пластиковые из окон. Потом мы, вместо того чтобы разъехаться в разные стороны после деловой встречи, пошли гулять по городу. Потом мы целовались в какой-то подворотне, и я ему чуть не отдалась прямо там. Он смеялся и умолял «подождать до завтра», чтобы «все было, как у людей». Мы подождали до завтра, и все произошло. Было много крови, но совсем не больно. Если честно, то я не сказала ему заранее, что это у меня будет впервые, думала, что он может испугаться ответственности и банально сбежать. А когда все случилось, он спросил: «У тебя месячные?» Я ответила: «Нет, ты только что меня обесчестил». А он тогда глупо заулыбался и сказал: «А ты испортила мою простыню. И в качестве компенсации теперь должна жить со мной. Потому что это была очень ценная простыня». Я согласилась, что это разумное предложение.

Мы вместе уже больше двух лет, сейчас ждем ребенка. Пришлось вынуть пирсинг из пупка. Когда делали УЗИ, Дима вдруг как закричит: «Смотри! У малышки профиль, как у тебя! У меня будет сразу две красотки!» В общем, я совсем не жалею, что ждала его так долго. Только папа немножко ревнует.

Марина, старший бухгалтер, до 29 была девственницей

На внешности ведь все отражается – любовники, аборты, дети, разводы, мужья, скандалы, алименты, хламидии…
На внешности ведь все отражается – любовники, аборты, дети, разводы, мужья, скандалы, алименты, хламидии…

Я красивая женщина. Далеко не каждая молоденькая девочка имеет такую фигуру, как у меня в мои 49 лет. Я вешу сорок два килограмма.

Мне кажется, что это отчасти из-за того, что я себя не растрачиваю. Все мои родившие подруги – огромные тетки. И внешне, и по мировоззрению. Одна одноклассница уже бабушка. По-моему, это ужасно. А меня на улице окликают – «девушка!» Ведь я не выгляжу на свой возраст. На внешности ведь все отражается – любовники, аборты, дети, разводы, мужья, скандалы, алименты, хламидии… В общем, вся гадость, что была в жизни женщины.

Секс у меня был. Один раз, когда мне было двадцать девять. Дело в том, что мы живем с мамой вдвоем, и ей всегда очень хотелось выпихнуть меня из квартиры. Хотя она прекрасно знает, что нормально зарабатываю в этом доме я, и живет она, в общем-то, за мой счет.

«Родители у меня идеалисты. Походы, гитара, бродский... Сексом готовы заниматься где и сколько угодно. Я к ним без стука не входила – боялась застать из за этим. Как кролики, ей-богу!»
Лет с четырнадцати я жила с ощущением, что вот-вот выйду замуж
Лет с четырнадцати я жила с ощущением, что вот-вот выйду замуж

В тот день у меня был день рождения. Мы с мамой решили праздновать вдвоем. Наготовили разных закусок, купили вина, пили под тосты «за нас, за девочек». А потом к маме за каким-то отчетом заехал коллега, ее ровесник. Ну не выгонять же – пригласили за стол. Потом я поняла, что моя безумная мать все это подстроила.

Мы тогда много выпили. Мама ушла гулять с собакой, предложив продолжать праздновать без нее. Не успела захлопнуться дверь, как он, такой толстый, схватил меня и придавил к дивану. Там все и произошло. Быстро, перед столом с бутербродами. Очень гадко и очень больно. Он не смог кончить, только вошел и сразу обмяк. Я его отпихнула и убежала в свою комнату. Не разговаривала с мамой, наверное, месяца четыре. Даже думала снять отдельную квартиру. Но тут удобно и близко от работы… Так что со временем мы не то чтобы помирились – просто снова стали разговаривать.

Три года назад мы общались еще с одним мужчиной, компьютерщиком из соседней компании. Очень интересный, высокий, длинноволосый брюнет с голубыми глазами, умница, энциклопедист. Сначала сталкивались случайно. Потом он стал специально меня поджидать. Потом предложил вместе обедать, а через какое-то время мы стали перезваниваться после работы. Болтали часами, пока я не начинала засыпать с трубкой в руке. Ходили в театр несколько раз. Мне казалось, что никто меня не понимает так, как Валера. Он мне нравился, очень.

А потом во время одного ночного разговора он говорит: «Слушай, а приезжай сейчас ко мне?» Я даже сначала не поняла, к чему он клонит, спрашиваю: «Почему к тебе?» Он: «Ну, у тебя дома мама… А я совсем один. Давай я вызову тебе такси?»

Меня словно холодной водой окатило. Значит, весь этот год, все эти разговоры по душам, вся эта нежность – для того, чтобы банально затащить меня в постель и поиметь? Значит, все, что между нами было, – ложь и грязь? И он мне, как проститутке, говорит: «Приезжай ко мне». На такси!

Сумела взять себя в руки, не разрыдалась прямо в трубку. Ледяным тоном объяснила разницу между приличной женщиной и шлюхой, между достойным мужчиной и хамом трамвайным. Положила трубку, пошла на кухню, налила полстакана коньяка, выпила. Ревела до самого утра.

Ольга, 37, журналист, девственница

Мне самой с собой гораздо комфортнее и приятней
Мне самой с собой гораздо комфортнее и приятней

В детстве мне никто не говорил, что секс – это ужас-ужас. В моей семье, кажется, вообще не говорили на эти темы. Да я и не представляю, как бы я пришла к маме и начала разговор… О чем? Как предохраняться? Так я догадывалась. Откуда дети берутся – рассказали девочки еще в детском саду.

Никаких особенных комплексов мне не прививали. Наоборот, мама всегда говорила: «Вот когда ты выйдешь замуж…» В общем, лет с четырнадцати я жила с ощущением, что вот-вот выйду замуж.

Секса хотелось. Даже очень. Мне одноклассница лет в тринадцать дала почитать самиздатовскую Камасутру. Там была глава про мастурбацию, где тоже все подробно было описано. И я вдруг подумала – а может, мне тоже попробовать? Ну, маленькая была, глупая. Сначала терла клитор, как учили в книжке, – никакого эффекта. Потом начала экспериментировать… Пробовала разные предметы. Однажды достала из холодильника сосиску и положиле ее в постель, греться. Прихожу – нет нигде. Я одеяло перетрясла, под матрас заглядывала, в таком ужасе была, когда представила, как она при родителях выкатывается. А когда увидела довольную морду нашего пуделя Джерри, стало так смешно, что я надолго прекратила эксперименты.

Первый в жизни оргазм случился у меня в 14 лет с пробкой от шампанского. В школе я встречалась с одним мальчиком. Не разрешала ему даже до груди дотронуться. Он меня почти год уламывал. Потом – уже после школы, на первом курсе, – мы встретились. Я сказала маме, что иду с Олегом в Исторический музей, а на самом деле – к нему домой. Там попробовали (я думала, что сейчас все будет гораздо лучше, чем сама с собой) – а он входит на сантиметр и упирается, будто в стену. Мне больно так, что почти в обморок падаю. Так ничего и не получилось. Помогла ему закончить руками и орально.

Потом у меня было несколько попыток с разными мужчинами, и все они заканчивались одинаково – мне дико больно и ничего не выходит. Тем более что мне самой с собой гораздо комфортнее и приятней.

Если до сорока лет не выйду замуж, возьму малыша из детдома. Или сделаю ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение. – МС) – пока не знаю точно. Просто детей безумно хочется. Больше, чем секса. Секс у меня есть. Просто без участия мужчины.

* Имена героинь изменены.