Взгляд Ольги Бакушинской: нетрудолюбивые дети

Наш колумнист рассуждает, как вырастить детей самостоятельными и научить их тратить, считать и зарабатывать деньги.

С нами что-то нехорошее происходит. С принципами воспитания детей в частности. В последние годы мы стараемся дать им лучшее и оградить от любых сложностей. Развести руками тучи, допрыгивая до них, туч, из последних сил. Лишь бы «крошка» ничего не узнала о прозе жизни.

«Ты только учись, деточка!» – говорим мы. Предполагая, что взрослые должны не только учиться и работать, но и решать кучу важных проблем: помогать престарелым родственникам, чинить свет в коридоре, таскать из магазина вагоны продуктов, готовить и убирать квартиру. Думаю, я не ошибусь, если скажу: сейчас у детей, даже вполне подрощенных, нет постоянных обязанностей по дому. Пылесосить, например. Посуду мыть. Ведро выносить. Хотя «ведро выносить», сделав три шага к мусоропроводу, – это для пятилеток. Кстати, пятилетки и помогают охотнее, для них это еще игра.

А иногда мне кажется, что современный подросток способен умереть от голода возле полного холодильника и супермаркета в соседнем доме. Просто потому, что он не понимает, что делать с содержимым морозилки. Максимум, на котором заканчиваются его познания о происхождении еды на столе, – это поиск йогурта на полке. А так, он лучше голодным будет сидеть, и ждать до вечера измученную мать. Не представляю, что будет, когда наши дети начнут заводить собственные семьи или просто снимать квартиру. Или снимать они не будут, останутся с мамой до старости?

Но и эти проблемы меркнут по сравнению с тем, что мы творим с деньгами. Еще Макаренко писал: если дети постоянно требуют себе какие-то вещи, надо сесть с ними за стол переговоров и посвятить их в семейный бюджет. Раскрыть доходы, посчитать, сколько уходит в месяц на еду, стиральный порошок, квартплату, газ и свет. Приплюсовать накопления на летний отдых, затраты на походы в кино, мобильный телефон (конечно, во времена Макаренко его не было, но теперь это тоже статья расхода). Потом посмотреть, что остается, и спросить у дитя: «Что покупаем? Новые наушники или новые джинсы? Все вместе пока не получается».

Однако нет, разве можем мы ввергать юную душу в ад материальных расчетов? Мы его опять бережем, и в результате вырастает оболтус. Ему уже пятнадцать-шестнадцать лет, а он уверен, что родители, как фокусники, достают деньги из шляпы, а если средств не хватает, то папа с мамой плохо колдовали, надо поднажать.