ТОП

40 фильмов, которые круче голливудских

«Андерграунд»

Год выхода: 1995

Производство: Югославия, Франция

Самый точный вариант перевода названия – подполье. Там, где партизаны. Но режиссер Эмир Кустурица заранее был уверен в мировом признании, поэтому и назвал кино на западный манер. Получилось похоже на метро. И немножко на альтернативный стиль музыки.

Но это и вправду так: фильм совершенно сумасшедший. Про то, как отряд партизан прячется в подземелье от фашистов, не зная, что война кончилась. А все потому, что их связной наверху влюбился в жену главного партизана и не хочет выпускать его из подполья. Отдает безумием, да. Но снято шикарно: с непередаваемым колоритом, который бывает только в фильмах балканского гения. С обязательными летающими людьми (и прочими аллегориями).

Кустурица применил очень вкусный монтажный прием: в кадры кинохроники вклеил актеров, играющих главных героев. И тем самым окончательно размыл границы между выдумкой и реальностью.

Главный приз Каннского фестиваля открыл для кино широченные горизонты. Его посмотрели в 130 странах, а в Германии и Франции прошел еще и сериал, который сам Кустурица нарезал для телевидения. Он ведь снял хороших кадров на пять часов, в фильм все запихнуть не удалось – не пропадать же добру. Эта телеверсия вышла под названием «Жила-была одна страна».

«Ва-банк»

Год выхода: 1981

Производство: Польша

Авантюрная комедия, в которой красиво высмеивают гангстерские фильмы Голливуда. С обязательной для такого жанра джазовой мелодией и бандитом приятной наружности (актер Ян Махульский, на фото). Грабить банк ведь можно и весело, с шутками-прибаутками.

Фильм тепло приняли в СССР и, как ни странно, в США. Хотя почему странно? Там только-только отгремела «Афера» с Ньюманом и Редфордом. Вот и «Ва-банк» на этой волне прокатился. К тому же его с азартом смотрели все эмигранты из Восточной Европы.

Да и юмор там был разный. Американские зрители смеялись от шуток злодея-банкира: «Тот, у кого есть миллион, всегда богаче того, у кого только полмиллиона». А социалистический лагерь смаковал новую идиому: «ухо от селедки» (польский вариант «дырки от бублика») – то, что осталось у этого проклятого капиталиста в финале.