Александр Головин: следующие «Елки», видимо, будут в космосе

Молодой актер приехал в Екатеринбург, чтобы представить четвертую часть главного новогоднего фильма страны «Елки 1914».

Нравится ругательство «дуботолк»

– Александр, вы играли сноубордиста в трех первых частях «Елок», в четвертой ваш герой – студент, который собирается на войну. Какая из частей «Елок» вам больше нравится?
Александр Головин

– Самая лучшая часть – первая. Она была самой сладкой, самой неожиданной для нас. А к четвертым «Елкам» наши образы уже устаканились. Наши персонажи известны всем – это лыжник и сноубордист – и нам не нужно было что-то придумывать и как-то по-новому преподносить их. В четвертой части – другие времена, мы не катаемся на лыжах и сноуборде, у нас прописаны хорошие диалоги, красивые декорации и много юмора.

– Насколько вам комфортно было играть исторического персонажа? Это же был ваш первый опыт?
Александр Головин

– Да, но я недавно снялся в другом историческом фильме «Музыка во льду», где показано то же время. Это не комедия, там война, мы ездили на лошадях и очень серьезно подходили к воплощению исторических реалий. В «Елках» же мы не мучали себя какими-то старинными манерами и прочим. Мы хотели показать, что наши прадеды были такими же отморозками, как лыжник и сноубордист. Только костюмы другие, да усы у меня!

– Вы с Александром Домогаровым-младшим и обзываете друг друга историческими ругательствами. Используете ли вы их в своей жизни?
Александр Головин

– Да, мне очень понравилось слово «дуботолк»! Как-то в жизни сказал «Ну ты дуботолк!». Никто вокруг не понял, о чем я.

– Актеры старшего поколения на съемках давали вам какие-нибудь советы? Может быть, вы чему-то у них научились?
Александр Головин

– Все новеллы снимались отдельно, и у каждой был свой режиссер. Так что я не снимался вместе с Ургантом и Светлаковым! Но по моему опыту скажу, что еще ни разу не встречал заслуженного артиста, который бы тебе стекла в ботинки подсыпал. От мэтров – только помощь и советы.

– Будет ли очередное продолжение у «Елок»?
Александр Головин

– Говорят, что четвертая часть должна стать последней. Но очень хочется, чтобы мы снимали дальше – пятую часть. Все зависит от зрителей – захотят они продолжения истории, думаю, создатели пойдут им навстречу. Когда мы снимали третью часть и прошел слух, что будет сниматься четвертая часть, мы смеялись – никто не верил! А потом мне позвонили и пригласили на съемки! Так вот, когда мы снимали четвертую часть, начали шутить, что следующие «Елки» будут в космосе. Мне эта идея очень понравилась! Я сразу представил, как мы летаем и ловим летающий глаз бабы Мани.

– Нравитесь ли вы себе на экране?
Александр Головин

– Каждый актер, когда смотрит фильм со своим участием, замечает только себя и свои ошибки: «А вот здесь я мог бы сделать лучше!». Но зритель не всегда видит эти ошибки. Вот и мне не всегда приятно смотреть на себя на экране, потому что все время хочется все исправить.