Алексей Серебряков: итоги накануне юбилея

Мнение жены – самое важное

В этом году после многолетнего перерыва вы приехали на «Кинотавр». Какие остались впечатления?
Алексей Серебряков (Aleksey Serebryakov)

Я приехал в Сочи в пятый или шестой раз за 25 лет его существования. Честно признаюсь, в последние несколько лет я стал небольшим любителем посещения столь громких мероприятий. Всему свое время, наверное. Когда был молодой, все было в охотку, общение и тусовки взахлеб днями и ночами напролет. Сейчас я успокоился и по большому счету предпочитаю находиться дома со своей семьей.

Правда ли, что в картине «Левиафан», которую показывали в Каннах и на Кинотавре, вас уговорила сниматься жена?
Алексей Серебряков (Aleksey Serebryakov)

Да, потому что я делать этого категорически не хотел. Но мнение моей жены Маши для меня важнее всех остальных мнений. А она подговорила всех моих друзей и знакомых, всех, с кем я общался, чтобы они уговорили меня сниматься. И они стали меня атаковать: «Ты что! Это же Звягинцев! От такой роли нельзя отказываться». А ситуация усугублялась еще тем, что я был утвержден и практически уже подписал контракт на другую картину – сериал. И мне пришлось извиниться перед теми продюсерами, объяснить, что Звягинцев мне предлагает главную роль в своей картине. Я вообще очень не люблю создавать сложности и подводить людей. А в той ситуации я отчасти их подвел тем, что отказался за три недели до начала съемок. Кроме того, мои сомнения были следующие: Андрей – человек, фанатично преданный кинематографу, для него кино важнее, чем жизнь. А для меня сегодня жизнь важнее, чем кино. И я уже, честно говоря, что называется, наснимался за последние 38 лет. Поэтому я очень боялся оказаться в такой ситуации, когда нужно будет жертвовать жизнью ради кино. Собственно говоря, в этой ситуации я в итоге и оказался. Но сейчас я не жалею об этом, потому что картина мне самому очень понравилась. Получилось большое и очень живое кино, которое будет жить своей жизнью и, надеюсь, очень долго. И многое о жизни рассказывает. У меня в багаже более 150 картин, но всего лишь картин 7–8 я буду показывать своим детям, когда они подрастут и спросят меня: «Чем ты, папа, занимался в жизни?» И «Левиафан» теперь в этом списке.

Какой прием оказали «Левиафану» в Каннах? Что вас поразило на этом фестивале?
Алексей Серебряков (Aleksey Serebryakov)

В Каннах меня потрясло то, чего я не видел никогда в России: когда закончилось кино и пошли титры, никто из зала не ушел, это первое. А когда закончились эти очень длинные титры, то зрительный зал, а это 2600 человек, встал и аплодировал минут 15 нам – актерам, стоящим в центре зала. Это очень впечатляющие атмосфера и реакция. И я очень хочу, чтобы в России обязательно посмотрели это кино. Хотя нам аплодировали в Каннах, западному зрителю эта история все-таки кажется экзотической. А вот русскому зрителю она будет очень понятна и он в ней увидит нашу жизнь, только очень спрессованную, очень концентрированную, глубокую, осмысленную.