Анна Курникова: инкогнито из Майами

История про то, как директор отдела моды Филипп Власов и обозреватель Наталия Землякова отправились в Нью-Йорк и неожиданно для себя влюбились в Анну Курникову.

18.00 Нью-Йорк. Я медленно бреду по Медисон-авеню в сторону своего отеля Four Seasons. В руках — маленькая сумочка. Трудно догадаться, что я только что перелетела через океан. Но мне не нужно много вещей, ведь я приехала в Нью-Йорк буквально на пару дней — взять интервью у Анны Курниковой. Которая должна инкогнито прилететь из Майами на съемки для российского ELLE.

В холле отеля бросаюсь в объятия к Филиппу Власову, директору отдела моды, словно не видела его сто лет (хотя Филипп прилетел в Нью-Йорк лишь днем раньше). Смотрим друг другу в глаза и честно признаемся: нам страшно. Очень! Мы даже не пытаемся успокоить себя: мол, крутые профессионалы, то ли еще бывало... И смело признаем факт: нас ждет встреча с самой, пожалуй, известной россиянкой, настоящей звездой международного уровня Анной Курниковой. Мы чуть не вздрагиваем, когда портье громко оповещает: «Анна уже приехала». Вот тебе и «инкогнито»! В роскошном холле появляется высокая девушка в сопровождении помощницы и пресс-секретаря. И... ничего особенного. Синие джинсы. Черная кофта с капюшоном. Кроссовки. Улыбается: «Здравствуйте, я — Аня». Мы идем в номер примерять одежду для завтрашней фотосессии.

«По-моему, обуви маловато...» — вздыхает Филипп. «Ничего, — успокаивает его Анна. — Мы, русские, можем, как говорится, сварить суп из топора». Она лихо делает из юбки платье, гордо вышагивает в длиннющем пальто. Приходится признать: то, что говорят и пишут о ней, — правда. Роскошные белые волосы, ослепительная улыбка. И ноги! Те самые, о которых Анна когда-то в юности сказала: «Это у меня не юбка короткая, а ноги длинные!» Закончив примерку, мы прощаемся до завтрашнего утра. Как только за Анной закрывается дверь, Филипп начинает задавать вопросы (видимо, считая меня большим специалистом в области психологии звезд): «Слушай, а что ей от нас может быть нужно? Почему она такая милая?» Но я могу только растерянно ответить: «Не знаю. Но для нее почему-то действительно важно, чтобы люди вокруг чувствовали себя комфортно и хорошо».

8.00 Утро следующего дня. Номер отеля Four Seasons. Посреди комнаты на высоком стуле сидит Анна в восхитительной шелковой пижаме: на нежно-голубом фоне плывут воздушные белые облака. Пока ей делают грим, она качает босой ногой с ярко-красным педикюром и пьет чай. А затем укутывается в белоснежный махровый халат с монограммой отеля и, захватив кусок дыни, спускается на лифте в холл. Все происходящее очень напоминает кадры из голливудского кино. То, как она выходит из вертящейся двери отеля, садится в черный полированный лимузин и, отъезжая, машет нам рукой. Правда, тут еще надо добавить легкий «неголливудский» штрих — перед отъездом она заботливо спрашивает нас: «А вы на чем сами поедете?»

10.00 Сохо. Отель «60 Tompson». Мы с трудом помещаемся в небольшом номере. За окнами — привычный нью-йоркский гул: гремят грузовики, идет стройка. Надо сделать кадр на балконе, но начинает накрапывать дождик. Поэтому пока работаем внутри. Анна демонстрирует высший профессионализм, что неудивительно: ее фотографиями забит весь Интернет.

«МНЕ ИНТЕРЕСНО ОБЩАТЬСЯ С ЖЕНЩИНАМИ. Я СТОЛЬКО ЛЕТ БЫЛА В СПОРТЕ, ЧТО МНЕ ЕСТЬ ЧЕМ ПОДЕЛИТЬСЯ. Я ЗНАЮ ВСЯКИЕ СЕКРЕТЫ».

13.00 Двухэтажный номер отеля «60 Tompson». Мы переходим в номер люкс, огромный и изысканный. Фотограф Эрез Сабаг предлагает Анне сделать фотографию на балконе: мол, чтобы был виден этот фантастический город. Все получилось. Только за кадром осталось то обстоятельство, что на улице было очень холодно. Но Курникова мужественно позировала и улыбалась столько, сколько было нужно.

А потом ко мне подошел продюсер съемки и сказал, что мы можем поговорить с Анной сейчас, пока готовят свет для следующего кадра. Другого момента не будет.

ELLE: Я читала, что Вы мечтаете об актерской карьере.

АННА КУРНИКОВА: О нет, неправда! Но ничего удивительного — это первое, что приходит на ум людям, когда они думают, чем бы я могла заняться.

ELLE: Жаль, я хотела сказать, что Вы так здорово фотографируетесь и вполне могли бы стать актрисой.

А.К.: Фотография — совсем другое. Конечно, если будут интересные предложения в кино, то я подумаю. Но я не планирую делать такую карьеру. Там и без меня достаточно профессионалов. Сегодня для меня главное — работа с детьми в Boys & Girls Club здесь, в Америке. Работа клуба заключается в том, чтобы с помощью спорта и всяких игр развивать личность. Мы приучаем к дисциплине, даем навыки работы в команде. Все это очень важно для дальнейшей жизни. Мне нравится общаться с детьми: я занимаюсь с ними, иногда просто разговариваю. И сама словно возвращаюсь в свое детство.

ELLE: Да Вы просто Мэри Поппинс!

А.К.: (смеется). Типа того. Но мне интересно общаться и с женщинами: помогать им держать себя в форме. Я столько лет была в профессиональном спорте, что, думаю, мне есть чем поделиться. Я знаю всякие секреты. Например, что кушать, если много летаешь самолетами. Как заниматься в гостинице без всяких тренажеров. Короче — практичный спорт для женщин.

ELLE: Ваш комплекс упражнений для женщин должен помогать нам хорошо себя чувствовать?

А.К.: Да. Нам нужны силы для принятия решений, для самореализации, для того, чтобы быть уверенной в себе. Мне кажется, что это помогает жить.

ELLE: Вы считаете, женщина непременно должна думать о том, как она выглядит?

А.К.: Дело даже не в том, как она выглядит. Это важно, но в первую очередь женщины и мужчины должны думать о своем здоровье. О том, чтобы сердце было крепким. Необязательно стремиться потерять вес, надо просто иметь физически крепкий организм.

ELLE: Вы, кстати, похудели.

А.К.: Нет, нет. Это у меня «ушла» мышечная масса, и пропал объем. Я никогда и не была полной, мне просто не в кого — мама и папа худые. В 16 лет у меня коленки торчали, и мама меня пичкала едой. Когда я активно занималась и играла по шесть часов в день, то спина развилась, стала широкой, — знаете, как у пловцов бывает.

ELLE: На диете не сидели?

А.К.: Я — на диете? Ха-ха! Никогда в жизни даже не задумывалась на эту тему. Всегда много ела — для того, чтобы была энергия.

ELLE: Да уж, энергии у Вас хоть отбавляй.

А.К.: Правильно, я очень-очень энергичная. Вернее, я жизнерадостная: хочу все попробовать, всему научиться, мне все интересно.

ELLE: Я, кстати, прочитала...

А.К.: Ой, то, что обо мне пишут, как правило, такая ерунда! Такие глупости! Я, если верить прессе, уже выходила замуж сто раз. А сколько было свадеб — и не сосчитать. Просто какие-то бесконечные исто-рии из моей жизни. А что вы хотели спросить?

ELLE: Я забыла. Но вот о свадьбе с Энрике Иглесиасом точно должна спросить, иначе читательницы меня мысленно разорвут на части. Готовы говорить на эту тему?

«В ЛИЧНЫХ ОТНОШЕНИЯХ Я ЛЮБЛЮ, ЧТОБЫ МУЖЧИНА БЫЛ ЛИДЕРОМ. МНЕ ХВАТАЕТ ТОГО, ЧТО Я СИЛЬНАЯ ЖЕНЩИНА ЗА ПРЕДЕЛАМИ ДОМА».

А.К.: Да, конечно. Спрашивайте.

ELLE: Что правда, что — ложь?

А.К.: Все — ложь!

ELLE: ?..

А.К.: По крайне мере, 90 процентов того, что о нас пишут, — ложь.

ELLE: Расскажите правду.

А.К.: Мы вместе уже четыре с половиной года. Мы познакомились в 2001 году на съемках видеоклипа. И с тех пор вместе. Вот и все. Легко и просто. Ничего особенного, никакой сенсации. Просто два человека встретились.

ELLE: Аня, вокруг Вас много красивых и успешных мужчин. Но что привлекло Вас именно в Энрике?

А.К.: Вас, может быть, это удивит, но у меня небольшой опыт в отношениях с мужчинами — я говорю о личных отношениях. Я была очень длительное время с Сергеем Федоровым. И сейчас вот с Энрике: мы вместе уже достаточно долго. Я не люблю ничего менять. Я люблю стабильность. Я люблю уверенность в отношениях. Что меня привлекло в Энрике? Он очень...