Интервью

Антон Беляев: «С Гагариной еще споем вместе!»

Полуфиналист второго сезона проекта «Голос» вместе со своей группой Therr Maitz выступил с концертом в Екатеринбурге в Tele-Club. Он рассказал Woman’s day, почему не хочет на «Евровидение» и как работа влияет на отношения с женой.

Антон, болели за Полину Гагарину на «Евровидении»? Ведь вы несколько лет назад, когда она не была так известна, работали ее продюсером.
Антон Беляев (Anton Belyaev)

Болел, потому что Полина еще и наш дружок, и коллега. Мы довольно долго с ней проработали: у меня в архиве лежит ее англоязычный альбом, который мы записали до альбома Полины «Спектакль окончен». А потом к ней пришла популярность, стало невозможным выпускать песни на английском, и совместная работа осталась в прошлом. Когда же она поняла, что можно возобновить сотрудничество, популярность пришла уже ко мне. И как-то опять не получилось. Сейчас, я думаю, появится хорошая возможность ко всему этому вернуться. Надеюсь, что мы выпустим с ней пару англоязычных песен.

А вы сами хотели бы поучаствовать в таком конкурсе?
Антон Беляев (Anton Belyaev)

Нет. Это специфическая зона. Полина – поп-певица, и ее участие в «Евровидении» не нарушает законы жанра. А если бы поехали мы с Therr Maitz, то нарушили бы их. Я получаю периодически подобные предложения – например, в прошлом году рассматривали мою кандидатуру. Но я думаю, что своим участием мы предадим то основное, чем мы занимаемся. Да, это увеличит нашу стоимость на несколько десятков тысяч евро. Но счастливыми не сделает. За выступление Полины мне совершенно не стыдно. Но сам конкурс для меня – чистый зоопарк, честно говоря. Я не воспринимаю его серьезно.

А в «Голосе» в таком случае не жалеете, что приняли участие? С вашей точки зрения, это тоже своего рода «зоопарк»?
Антон Беляев (Anton Belyaev)

Это тоже был для меня стресс. И до прихода на проект я относился к нему практически так же. Но, слава богу, там был какой-то элемент жизни в музыке – или это я нашел такое оправдание для себя. Живой процесс, в котором я смог участвовать, управлять какими-то вещами, влиять на аранжировки, свои взгляды выражать. А на «Евровидении» такой возможности нет. Это очень форматный конкурс.

В этом году вы оказались по другую сторону баррикад – отбирали молодых музыкантов и исполнителей в проекте «Главная сцена». Насколько комфортно было в этой роли?
Антон Беляев (Anton Belyaev)

Не очень комфортно. Я люблю делать музыку, и на этом проекте у меня была группа «Моя Мишель», с которой мне было приятно и интересно работать. Все остальное не очень меня развлекало. Но была еще самая страшная часть – кастинг. Сидел и решал: ты хороший, а ты плохой! Это было ужасно на самом деле. Эти ребята – мои коллеги. Я с ними здороваюсь время от времени, а тут я им должен был сказать: «Да» или «Нет». Это все очень неприятно. Я ведь не судья. Хотя, в общем-то, бескомпромиссный чувак, и мне все эти сантименты не нужны. Если люди приходят за советом, а создатели проекта платят мне деньги за этот совет, то я говорю без всяких: если нет, то нет. Здесь же люди не ко мне пришли, а в шоу. Но обижать никого не хотелось.

Супруга Юлия сопровождает вас на гастролях?
Антон Беляев (Anton Belyaev)

Чаще всего, да. Но в Екатеринбург она со мной не приехала. Она снова с нами будет в Воронеже.

Многие пары говорят, что совместная работа убивает всю романтику. Вы с Юлией все время вместе, она ваш менеджер…
Антон Беляев (Anton Belyaev)

А была ли романтика? (смеется). На самом деле, может, нам повезло, но ничего никто не убивает. Да, бывают сложные моменты, но наверняка у всех с мужем или молодым человеком бывает, когда вы не можете чего-то поделить. И начинается!.. Но глобальной проблемой это никогда не становилось. Работа с личной жизнью, конечно, у нас пересекается. Но мы с Юлей оказались вменяемыми ребятами: потявкались по работе, а потом через две минуты встретились у дивана, как муж и жена. И все у нас хорошо, все прекрасно.

Расскажите, куда делся ваш талисман – осел Плюша Би-Джуниор, который «выходил» с вами на сцену «Голоса»?
Антон Беляев (Anton Belyaev)

Никуда не делся. Он здесь, с нами приехал. Мы просто им не спекулируем – не машем все время. Хотя на фестивале в Москве сделали копии его, они продавались. По-моему, даже успешно.