Битва за «Оскар»: лучшие спецэффекты

Самая зрелищная номинация кинопремии – за лучшие визуальные эффекты. Взрывающиеся вертолеты, огнедышащие драконы, большой бадабум и прочие тыдыщ! Словом, все, что режиссеры гордо вставляют в трейлеры, а зрители так любят на это смотреть. Кто же победит на этот раз?

«Хоббит: Пустошь Смауга»

Да-да, вы наверняка уже в курсе, что режиссер Питер Джексон не умеет снимать фильмы короче двух часов. А еще он обожает пейзажи Новой Зеландии, компьютерных чудовищ и грызть морковку. При этом по праву считается одним из самых кассовых режиссеров в XXI веке.

Но вот с «Хоббитом» ему явно не везет. Первую часть трилогии киноакадемия прокатила и не дала вообще ни одной награды. Хотя до этого фильмы серии «Властелин колец» регулярно брали полный мешок «Оскаров» (за визуальные эффекты – в обязательном порядке).

Чтобы не рисковать на этот раз, в «Пустошь Смауга» Джексон напихал столько всего, что оскаровский комитет запарился делать видеонарезку для церемонии: эпическая битва в паутине, статуя из жидкого золота, заплыв гномов по бушующей реке в бочках, явление Некромансера и колдовские штучки Гэндальфа… А еще во время драки злобный гоблин разбивает нос Орландо Блума в кровь. И тут уж многие нервические девушки не выдерживают, падают в обморок. Все остальные мстительно шипят: «Это тебе за то, что Миранду обидел

Но главную ставку Джексон и его команда сделали, конечно, на чещуйчатого гада.

Во-первых, потому, что все любят смотреть на драконов. Во-вторых, его же срисовали с Бенедикта нашего Камбербэтча – самого популярного на данный момент актера в мире (как бы он сам ни скромничал в интервью).

– Дракон жадный, гордый и самовлюбленный, – рассказывает Бенедикт. – Считает себя непобедимым, и в этом его главная ошибка. Он слишком долго говорит с хоббитом, играет с ним как кошка с мышкой. Это губит всех отрицательных персонажей в кино: они считают себя неуязвимыми и поэтому допускают роковую ошибку – недооценивают соперника. В результате их побеждают. Мне понравилось играть Смауга, он прямо оживший символ капитализма.

Рисовали злодейскую рептилию два месяца. Для этого Камбербэтч изучал повадки игуан и варанов в лондонском зоопарке, а потом, увешанный датчиками, смешно вытягивал шею и облизывал губы. Мед-лен-но и печально. Дальше каждая чешуйка прошла цифровую обработку. И стало страшно: даже Мартин Фримен, исполнитель роли Бильбо, уж на что давным-давно знает своего коллегу по «Шерлоку», а все равно испугался.

И если этот титанический труд не оценят американские киноакадемики, то значит, сердца у них нет!