Интервью

Борис Щербаков: «Все-таки я давил авторитетом на сына»

Актер рассказал о юбилее, жене и романах.

О юбилее

– 65 лет мне исполнилось, а как будто вчера родился. Время настолько быстротечно, что прям даже и не замечаем. Раз, два – и уже 65! Но чувствую я себя лет на 35.

Из бравых военных – в дедушки

– Сейчас в Петербурге замечательный кинорежиссер Алексей Викторович Козлов снимает детективный сериал типа «Бандитского Петербурга» – «Чума». Он так называется, потому что фамилия главного героя – Чумов. А я играю его начальника – полковника милиции. Это единственное, что сейчас в работе. Только что я закончил съемки в фильме «Красота по-советски». Фильм снимали в Минске, в Ленинграде – я называю его так по привычке, потому что я там родился. Я не читал весь сценарий, поэтому плохо представляю, о чем фильм. Я считаю, что человек, играющий эпизод, не должен читать весь сценарий – не нужно. Ну, конечно, все зависит от ума актера. Есть люди, которые хотят в одном эпизоде сыграть все – всю свою жизнь, и чтобы все все поняли. Это никому не надо, и в итоге никто ничего не понимает. Грандиозный артист, гениальный артист Евгений Александрович Евстигнеев говорил: если играешь эпизод, играй одну линию – что ты хочешь рассказать в данный момент. Рассказывать всю жизнь не надо, для этого есть главная роль, в которой имеется развитие, начало, расцвет, финал. В эпизоде ничего этого нет и не надо перегружать такую роль дополнительными смыслами. Надо взять одну задачу и нести ее. Поэтому если я знаю, что у меня маленький эпизод, не читаю весь сценарий. В «Красоте» я играл отца главного героя. В «Овечке Долли» я играю дедушку. Я уже играю такие роли – отцов, дедов.

«Все-таки я давил авторитетом на сына»

– А в жизни я не дедушка, к сожалению. У меня сын – Василий, но он никак не выберет себе невесту, все гуляет. Я на него не давлю, ну нет, так нет, что ж делать?! Его личное дело.

Первое образование у сына юридическое, потом он закончил режиссерский факультет ВГИКа. Его диплом был – одна из серий «Сыщиков», я даже помню, как она называлась – «Кильки в томате», кажется. Я не вмешивался в его работу, он сам все делал. На всем сериале сын был вторым режиссером. С массовкой он работал замечательно. Я не слышал от него ни одного крика, которые всегда слышишь от вторых режиссеров, потому что немыслимо управлять 50 человеками.

А потом замечательный человек Сергей Федорович Кучков, царствие ему небесное, предложил мне сценарий фильма «Саперы». У Сергея Федоровича была своя киностудия, он намеревался на ее базе снимать фильмы о Великой Отечественной войне, восстановил несколько «студебеккеров», нашел где-то чертежи маленьких немецких джипчиков, и на основе «Запорожцев» по его заказу были сделаны эти джипы, заказал всю форму советских и немецких войск, вплоть до подсумков, ботинок, портянок. И вот он предложил мне снять фильм. Я говорю:

– У меня спектакли, давай мы вместе с сыном это снимем. Когда я буду уезжать, будет работать Вася.

Он согласился. Мы за месяц примерно сняли картину «Саперы». О качестве я не буду говорить – не мне судить. Звезд с неба мы не хватали, но, на мой взгляд, получилась крепкая, профессиональная работа. Конечно, ничего нового в кинематографе мы не открыли, тягаться с Тарковским незачем, да и не надо, все равно не переплюнешь, во всяком случае, я про себя говорю. Вася сам монтировал «Саперов», и монтаж очень понравился Сергею Федоровичу.

В этой работе, очевидно, все-таки я давил авторитетом на сына. Если б это был мой ровесник, коллега, не мой родственник, то, конечно, может быть, было бы все по-другому, может быть, мне было бы тяжелее и ему тяжелее. А так мы сразу нашли общий язык.

Но тем не менее, его первая профессия – юрист – возобладала над ним, и сейчас он в основном занимается моими делами. Он мой агент.

О жене и романах

– У нас в семье каждый занимается своим делом. Жена (Татьяна Бронзова – актриса, до 2001 г. была заведующей труппой МХАТа) у меня писательницей стала. Я женился на артистке, а живу с писательницей. Сейчас она пишет пятый роман. Каждая из книг – с детективной историей, поэтому читается интересно. Первые ее роман – «Венера в русских мехах». У Мазоха есть «Венера в мехах», он исследовал издевательства над телом, над организмом человека. А «Венера в русских мехах» – об издевательствах государства над человеком.

Второй роман – «По дороге за мечтой» – современная история молодых людей, которые едут с Дальнего Востока покорять Москву. Третий – «Матильда» о балерине Матильде Кшесинской. Он состоял из двух частей: первая называлась «Матильда», а вторая – «Леночка». Книга получилась довольно толстой и нам посоветовали разделить ее на две разные книги. В «Матильде» затронута вся царская семья. Там была фраза: «Великий князь Андрей…», я говорю: «Тань, а кто это?» Мы ж никого не знаем, мы же учили историю КПСС, а не историю России. Без ложной скромности скажу, что это я жене посоветовал делать в романе подробные сноски о царское семье.

А над названием второй книгой, которая первоначально называлась «Леночка», мы долго думали. В ней история о том, как в 1958 году Большой театр впервые выезжает на гастроли в Париж. Одна из балерин остается во Франции и женщина-осведомитель, которая была приставлена к ней, остается тоже. В итоге книгу мы назвали «Фуэте для полковника». «Матильда», кстати, сейчас будет переиздаваться. Мы с Татьяной специально ездили в Париж, чтобы посмотреть дом Матильды Кшесинской. Она жила на приватной улице. Мы наняли русскоговорящего гида, который исследовал первую волну эмиграции. Когда Татьяна сказала, что хочет посетить виллу Матильды, он ответил: «Я уже 11 лет работаю гидом, вожу людей по этой улице, но ни разу не смог подойти к ее вилле, потому что ворота закрыты». Тем не менее, он проводил нас до ее дома. Мы подошли к воротам, и вдруг из подъезда выходит женщина с собакой, гид что-то говорит ей по-французски и нам: «Идемте! Нас пустили!» Это, я считаю, награда Татьяне, за то, что она писала о Кшесинской.

А сейчас она работает над замечательной, на мой взгляд, темой про Ольгу Чехову. Но ведь женщин с таким именем было две: одна Ольга Леонардовна Книпер-Чехова, а вторая – Ольга Константиновна Чехова, любимая актриса Гитлера. И опять у жены получается две книги. Потому что она пишет-пишет, пишет-пишет, я спрашиваю: «Сколько лет твоей Оле? – Пока три года. – Как? Ты уже написала смотри сколько страниц! – Но пока три года».

Первая часть будет называться «Тетя», она об Ольге Леонардовне Книпер-Чеховой. А если говорить о ней, то надо писать всю историю и о Чехове не только как литераторе, но и как драматурге, а значит, всю историю Художественного театра надо поднимать. Так что это очень сложная работа.

На то ты и артист

– Без ложной скромности скажу: я люблю все свои роли. Я никогда не отказывался от работы, ну если уж совсем меня прижимало, что времени нет, и я понимал, что могу подвести людей, тогда отказывался. Когда у меня в 1980-м году появилась первая машина – «копейка», я в один день умудрился сняться в трех картинах! Все они снимались в Москве, тогда пробок не было, улицы были пустые.

Я люблю свою работу. Многие артисты жалуются, что сейчас нет подходящих сценариев, интересных предложений, поэтому они отказываются от приглашений сняться. Меня же не смущают современные сценарии. Я не понимаю, что их смущает. Если ты отказываешься от роли, ты расписываешься в собственной профнепригодности. Что значит сказать: «Я не буду, это не мое»? Что значит «не твое»? Ты что, не артист, что ли?! Даже Станиславский говорил: «Сделай это своим». На то ты и артист.

О кризисе

– Пока мне не пришлось от чего-то отказываться. Не знаю, что дальше будет. Спектакли я как играл, так и играю. Съемок, конечно, стало меньше, предложений меньше. Обычно в это время – январь – конец февраля – уже начинаются предложения о съемках на лето, на осень. Сейчас ни одного нет. Вот, наверное, в этом плане кризис коснулся. Но, слава Богу, есть спектакли.