Бритни Спирс в журнале Marie Claire

Marie Claire встретился с Бритни Спирс в самый разгар бракоразводного процесса. Она похудела, отлично выглядит – уже не девочка, но все еще не женщина. А главное – по-прежнему очень sexy!

MC: Что приводит вас в бешенство?

Бритни Спирс: Ложь. Ненавижу врать, но иногда приходится. Я говорила, что была девственницей, когда выходила замуж, но это было неправдой. Вот и сейчас я всем говорю, что мне не нравится курить, а сама курю. И все время стараюсь бросить.

MC: Вы намерены вернуть себе агрессивный сексуальный имидж, как у прежней Бритни?

Бритни Спирс: Думаю, каждой женщине нравится чувствовать себя сексуальной. В этом нет ничего плохого. Хотя иногда приходится делать то, что тебе не нравится. Сейчас я могу признаться, что в своей жизни целовала немало подлецов. Многие нелепости и громкие выходки я совершала из чувства протеста. Я ощущаю себя абсолютно другим человеком по сравнению с тем, какой я была несколько лет тому назад. Словно я лишилась чистоты. Надеюсь, что это все послужит мне хорошим уроком.

MC: Чем вы больше всего гордитесь?

Бритни Спирс: Своими сыновьями, Шоном Престоном и Джейденом Джеймсом. Я хочу, чтобы у них была простая и полная любви жизнь. Я всегда хотела быть матерью. В душе я – простая деревенская девушка и без детей не смогла бы до конца реализоваться в жизни.

MC: Чем вы себя радуете?

Бритни Спирс: Шоколадом. Когда я ем шоколад, то испытываю состояние, близкое к оргазму. Еще я обожаю картошку фри, салат цезарь, кофе фрапучино – но сейчас мне все это нельзя. Похудев после родов, я стараюсь держать себя в форме. Я очень хочу вернуть себе прежнюю фигуру!

MC: Не чувствуете зависть к девушкам, которые, пока вы рожали детей, захватили заголовки газет?

Бритни Спирс: Когда-то было мое время, теперь настал черед других. Это естественно. Господь наделил меня талантом, и я знаю, что буду петь. Я не смогу удержать это внутри себя. Сейчас я провожу кучу времени в студии – работаю над новым альбомом. Еще я собираюсь создать собственную кинокомпанию. В общем, хочу завоевать мир!

MC: Вы транжира?

Бритни Спирс: Я люблю ходить по магазинам – это улучшает настроение. Я потратила много денег на самые разные вещи, без которых уже не могу представить себе нормальной жизни. Например, у меня есть свой реактивный самолет Фалькон-2000. А однажды я купила сразу шесть сумок Lana Marks по $5000 каждая. У меня пара «мерседесов» – черный SUV ($65 000) и белый SL 600 с откидным верхом ($130 000). Еще у меня есть дом в Малибу ($10 000 000), квартира в Батон-Руж ($160 000) и лесные угодья в Луизиане. У меня была квартира в Орландо, которую мы обустраивали вместе с Джастином Тимберлейком, но сейчас я продаю и ее, и пентхаус на Манхэттене ($6 000 000).

После интервью с Бритни Marie Claire отправились к ее бывшему мужу, Кевину Федерлайну и попытались выяснить, что же на самом деле стало причиной расставания поп-принцессы и танцора.

MC: Вы не думаете, что ваш брак был ошибкой?

Кевин Федерлайн: Нет-нет! Мы правильно сделали, что поженились, и рождение наших детей – тому доказательство. Что же произошло такого, что отношение Бритни ко мне так изменилось? Не понимаю. Я люблю ее, но спросите меня теперь о жизни без Бритни, и я отвечу: «Может ли жизнь врозь быть хуже жизни с ней?» Мы стали абсолютно чужими.

MC: Есть мнение, что вы слишком много времени уделяли своему музыкальному проекту и совсем забыли про семью?

Кевин Федерлайн: Знаете, меня просто убивало стремление Бритни все контролировать. Она вела себя странно, мягко говоря, неуважительно, запрещала моим друзьям приходить в дом. Хотела, чтобы ее мать жила с нами и чтобы я находился у нее под контролем. Они обе учили меня, как надо жить. Я не мог смириться с этим положением и не знаю ни одного уважающего себя парня, который стал бы терпеть подобное. Я делал то, что она хотела, стал рэппером, но когда у меня стало получаться, она раскритиковала все мои усилия и, по сути, встала на пути моей карьеры. Она хотела, чтобы я был в ее полном распоряжении, превратился бы в маленького домашнего мужа, но это не катит.

MC: Есть информация, что за развод вы требуете откуп в 25 миллионов долларов. Это правда?

Кевин Федерлайн: Деньги меня не волнуют. Если бы они меня интересовали, то ей пришлось бы раскошелиться гораздо больше. Но она должна знать, что меня нельзя просто так вышвырнуть, как она обходилась со своими бывшими дружками. Семья – серьезное дело. Перед свадьбой я сказал ей: «Брак – это навсегда, и я постараюсь, чтобы этот путь мы прошли достойно и должным образом». Но ничего не получилось. А теперь она еще и запустила против меня всю эту пиар-машину. Когда я выхожу из дома, люди на улице показывают на меня пальцем и говорят: «Ха-ха-ха, вот идет мистер Бритни Спирс». Вот в какой ситуации я оказался…