Диана Арбенина: страхи, отношения, дети

– Уже понятно, кто больше на вас похож – дочь или сын?

– У них мой характер! Для меня они неделимы. Я сейчас читаю множество литературы про двойняшек и столько всего узнаю! Пишут, что двойняшки часто обособляются от мира, играют только вдвоем. Я на них смотрю, но пока не замечаю того, что им интересно друг с другом. Марта тянется к Теме, может за волосы его подергать, а он как-то не очень на нее реагирует. Зато игрушки их объединяют. Это просто парадокс какой-то – ползут за одной игрушкой в один угол. Если я в этот момент прохожу мимо, Тема забывает про все и – к маме, а Марта продолжает заниматься своими делами, она самостоятельная. И уже говорит «мама» по слогам.

– Вы их понимаете? Знаете, почему они капризничают, чего хотят?

– Конечно, понимаю! Марте и Артему уже 9 месяцев. Это почти взрослые люди. Отсутствие словарного запаса они здорово компенсируют звуками и жестами.

– Как рождение детей изменило ваш внутренний мир?

– До меня дошло, что мы не случайно не помним, как рождаемся на божий свет. Это же огромный стресс! Маленьким существам, которые приходят в наш мир, было хорошо внутри, в мамином животике, и покидать его не хотелось. И все они плачут от того, что им плохо и страшно. И каждому из нас – отцу или матери – нужно сделать так, чтобы они нам поверили. Вот почему улыбка малыша – это очень важно! Она означает, что ты на правильном пути.