Дина Гарипова спелась с Квазимодо

Антенна: Ваша 12-летняя дочь Эмили как-то влияет на ваше творчество?

Гару: Прошлым летом, когда я работал над новым альбомом, она мне сказала: «Я не люблю, когда ты поешь грустные песни, ты кажешься мне несчастным. А ведь ты совсем не такой в жизни». Я ей ответил: «Любовь моя, папа иногда должен петь и грустные, и несчастные песни, потому что эти чувства обязательно переживает в данный момент кто-то из моих слушателей, людей, которые любят меня. Я делю с ними похожую боль и печаль, но эти переживания возвращаются ко мне добром». На что дочка ответила: «Окей, отличный повод для грустных песен!» Она поняла меня, но в глазах было столько удивления!

Антенна: У вас есть песни, которые не хочется исполнять на сцене?

Гару: Замечательный вопрос! Скорее да, чем нет… Но когда песни нравятся моей публике, я должен их петь. Для меня петь – это значит общаться. И если я пою то, что мне не очень нравится, я пою в любом случае, потому что знаю, что люди хотят слышать эту песню, а для меня это важно, я в любом случае буду любить ее и наслаждаться пением, потому что этого хочет моя публика. Каждый раз, когда я пою «Belle», я хочу плакать, я вновь и вновь переживаю чувства Квазимодо.

Антенна: В вашей душе по-прежнему живет цыган-кочевник или что-то изменилось со временем?

Гару: А как же! Чтобы мужчина из Квебека доехал до России, а еще и до Сибири, надо обязательно иметь душу и страсть цыгана – огромное желание путешествовать и открывать свое сердце в музыке. Я всегда встречаю мою публику в других странах с трепетом и огромным уважением. Для меня очень важно петь здесь для вас, моей публике, которая не знает язык, но чувствует меня и понимает на энергетическом уровне. Я сразу вспоминаю себя в детстве, когда слушал песни на английском, еще не зная язык, я слушал «Битлз», не зная слов, но для меня была важна музыка. Здесь, в России, я переживаю похожие эмоции – я пою в основном на французском, 90% людей в России не знают этого языка, не понимают слов моих песен, но они здесь и слушают меня. Это невероятно!

Антенна: Чем бы вы хотели заняться, что бы хотелось делать еще?

Гару: Мне бы хотелось научиться управлять временем, контролировать его. Для меня время – это просто наваждение. Я хотел бы остановить этот бег, есть моменты, которые пролетают, а другие длятся и длятся… Но все хорошо! У меня есть мечта – лет в 65 петь джаз в моем ресторане в Монреале или в маленьком музыкальном баре где-нибудь в Шанхае, один за роялем в маленьком ресторанчике – это прекрасно!