Эксклюзив

Эммануил Виторган: «Я переиграл такую кучу мерзавцев»

Иришка меня вытащила с того света

Спектакль «Король треф – карта любви» – подарок самому себе?
Эммануил Виторган (Emmanuil Vitorgan)

Подарок, но не мне, а тем, кто будет в зале. Для меня это важно. Проект необычный, в нем несколько жанров – музыка, театр, кино. Это музыкальный киноспектакль автора и режиссера Александра Герасимова. У моей партнерши, певицы и актрисы Анжелики Агурбаш, состоится дебют как драматической актрисы. Я тоже впервые попробую спеть.

На вашей карте любви, если говорить о любви к женщине, какие важные точки были?
Эммануил Виторган (Emmanuil Vitorgan)

Все, что я делал по отношению к женщине, всегда было искренне. Первый раз я женился не насильно. Мы прожили с Тамарой, с которой были однокурсниками, лет шесть без скандалов. Я не предполагал, что нам придется когда-нибудь расстаться. Но когда встретился с Аллочкой, а нас свел театр, понял, что на самом деле означает это потрясающее чувство – любовь. Осознал, что в моих первых отношениях больше привычки. Мне казалось, обманывать нельзя. Как бы это ни было болезненно воспринято второй половиной. Я обожал дочь, маленькую Ксению. Да и к супруге претензий не предъявлял. Аллочка тоже долго сопротивлялась тому, чтобы я оставил семью, и для меня уход далеко не лихим был. Но наступил момент, когда я понял, что обманывать нельзя. Все видно, чувствуется. И ушел.Тридцать с лишним лет мы были с Аллочкой. А потом она заболела. Удивительная, потрясающая женщина... Она, как никто, должна была жить. Для ее друзей, родных до сих пор странно, что ее нет. Мы и сейчас в день рождения Аллочки и день ее ухода собираемся. Хотя прошло уже 14 лет… А ведь это она вытащила меня из той болезни. Но ее спасти не удалось, хотя боролись мы три года, каких попыток только ни предпринимали… Я тогда отправил Аллочку за город, потому что в онкологической клинике на Каширке, где она лежала на 23-м этаже, ничего не было видно, кроме неба. Ей нужно было к земле. Я договорился о местечке с названием «Голубое». Там был санаторий, который принимает тех, кому необходимо уйти... Он довольно далеко от Москвы. А я машину не вожу, вот и добирался на электричке. Возил обеды, готовил дома сам, а потом в метро с авоськами. Люди узнавали, а я упрусь куда-то в стекло, чтобы меньше внимания… Тогда и появилась Ира. Мы с Аллой были с ней знакомы, общались раньше, но потом она пропала года на три из нашей жизни. У Иришки был свой бизнес и машина с водителем. Она и помогала мне с машиной, облегчила жизнь. Когда Аллочки не стало, я стал подумывать о том, что и мое пребывание в этом мире лишнее. Можно уходить. Я заперся дома. Никого не пускал. Оборвал все телефоны. Позже понял, что люди не должны распоряжаться своей жизнью. Им суждено пройти то, что предназначено. Кем суждено, каждый решает сам. А вытащила меня из этого состояния Иришка.

Ее энергии хватит на десятерых…
Эммануил Виторган (Emmanuil Vitorgan)

Да, она у меня активный человек, бизнесвумен. Хотя по образованию альтистка, окончила консерваторию. Но пошла в бизнес. И состоялась. Иришка совсем лишила меня распорядительного пребывания в жизни. Необходимости что-то приобретать, куда-то ходить. Я даже мобильным телефоном не пользуюсь, разобраться в нем не могу, на него отвечает Иришка. Она мне говорит: «Пожалуйста, только твори».

И вам комфортно в этом состоянии?
Эммануил Виторган (Emmanuil Vitorgan)

Даже отвратительно комфортно! Нет, я с благодарностью отношусь к ее заботе. Но иногда ощущаю себя таким бездельником! Ириша даже когда предоставляет мне возможность что-то самому сделать, все равно должна это проверить. А еще она потрясающе относится к родным и близким. Не только к своим, но и к моим тоже. Когда я ушел из первой семьи, у моей супруги осталась колоссальнейшая обида. Мне запретили общаться с ребенком. Прошло энное количество десятилетий, за которые я пытался изменить ситуацию, но не получалось. А Иришка смогла вернуть мне дочь.

Ваши экранные герои, кажется, с любой проблемой справятся на раз...
Эммануил Виторган (Emmanuil Vitorgan)

Я знаю, что произвожу впечатление волевого человека. И действительно иногда могу совершать волевые поступки. Но порой начинаю киснуть. Не по отношению к людям или к супруге. Сам по себе. Вот тогда и понимаю, что мне уже 75. Это состояние недолгое. Минуты, часы, ну, а потом… живу дальше.