Евдокия Германова: «У меня один судья. Это Бог. И его я боюсь»

У актрисы выдался праздничный ноябрь: ей исполнилось 55 лет, и в новом антрепризном спектакле она сыграла Любовь Орлову.

Не ждите любви взамен

«Юбилей – какое-то эфемерное понятие, – говорит актриса. – Я его не понимаю, это не относящееся ко мне торжество. Никаких итогов не подвожу, только начинаю жить. Чувствую себя восхитительной молодой женщиной. Удивительно, когда говорят, что я одинокий человек. Даже не знаю, что это такое! Все время окружена друзьями и коллегами. Верю в дружбу, в том числе и женскую. У меня есть несколько подруг, проверенных десятилетиями. Есть известные люди, с которыми я сотрудничала и продолжаю сотрудничать до сих пор. Но мы дружим больше как люди искусства, а не то, что называется «домами». Дорожу мнением Кости Райкина, Евгения Миронова, Людмилы Максаковой, Геннадия Хазанова, Андрея Максимова, Инны Михайловны Чуриковой и многих других великих коллег. И конечно же Олега Палыча Табакова. Это лучшее, что может быть у человека, когда понимаешь, что тебя не подставят и что ты в любой момент можешь рассчитывать на участие в твоей судьбе. В свое время Маргарита Эскина научила меня (это известная мудрость, но именно от нее я ее восприняла. Нельзя никогда ждать любви взамен. Надо отдавать то, что у тебя есть, не думая о выгоде. Моя история – отдавать, насколько мне это позволяет талант. Раньше я его стеснялась, сейчас нет. И могу говорить: да, я талантлива. И я сильная женщина и именно поэтому хочу этот талант сохранить. Знаю, что я хороший педагог, и у меня очень хорошие студенты. Постоянно нахожусь в таком великолепном тонусе, что не дай бог остановиться».

Актер не может быть актером, если он непорядочен

«Актер не может быть хорошим актером, если он не очень порядочная личность; это взаимосвязано. Поэтому мы с моей коллегой Ириной Седловской, психологом-исследователем из Гарварда, создали техники, которые в первую очередь формируют личностно. Снимают комплексы, дают представление, кто вы есть на самом деле, какую роль в вашей жизни сыграли страхи, боли, обиды. Путь к себе можно превратить в прекрасное путешествие. Наше с ней исследование человеческого поведения внутри профессии дает прекрасные результаты.

Любовь Орлова, которую играю в спектакле «Фаина. Птица, парящая в клетке», мне близка отчасти, но она придала форму личным проявлениям. Меня вообще сильнее делали мои роли, потому что у актера развито умение присваивать чужую систему ценностей, которое он постоянно тренирует во время работы над ролью. Например, меня во многом сделала Жанна д’Арк – первая роль, которую дал мне Табаков. Многие ее ценности и убеждения мотивируют мои поступки до сих пор. А от Орловой переняла закрытость, и, думаю, это не самое плохое качество. Я была слишком открыта для всех, на этом люди делали себе карьеру, имя, и в какой-то момент это перестало меня устраивать. Орлова говорила очень мало, но когда говорила, то так, чтобы ее нельзя было перефразировать и перемонтировать. Она хорошо понимала цену болтовне и домыслам. Так же и я не пускаю в свой дом и душу никого, кроме самых близких людей… У меня есть только один судья. Это не Олег Табаков. Это Бог. И его я боюсь».