Интервью

Евгений Гришковец: на гастролях о семье напоминает… собака

Актер, писатель и драматург представил в Екатеринбурге новый спектакль «Шепот сердца». И рассказал Woman’s day об отношениях со зрителями и о том, как родные влияют на его творчество.

Сейчас место культуры – последние полосы газет

Евгений, премьера «Шепота сердца» в Москве состоялась 1 марта, но ни одной рецензии не вышло…
Евгений Гришковец

Все критики на том спектакле были, но они ничего не написали. До сих пор. Потому что выход моего спектакля совпал с трагическим событием – убийством Немцова. И информационное пространство было полностью занято этим. Пишущей прессе было просто не до культуры. Мой спектакль стал одним из мелких событий на фоне одного большого события. Что по этому поводу переживать? Переживать можно только по поводу смерти Немцова… Я работал над спектаклем «Шепот сердца» 3,5 года. И мне очень приятен произошедший в Екатеринбурге редкий случай: меня попросили дать дополнительный спектакль. Потому что на два объявленных билетов просто не хватило! Это крайне необычно – сейчас скорее спектакли отменяются, а тут – дополнительный. Что говорит только хорошее о вашем городе. Спектакль идет, в Екатеринбурге я его буду исполнять в 12-й раз. И мне с этим спектаклем интересно. Но пишущая о культуре братия сейчас настолько обмельчала, что они делают совершенно непрофессиональную вещь – просто пересказывают содержание спектакля. Мой спектакль пересказать невозможно! Это лирический тип сюжета. Как можно пересказать стихотворение? Его можно только рассказать наизусть. Сейчас место культуры – это последние полосы газет, вместе со спортом. Если спорт еще как-то читают, то культуру не читают вовсе. А зачем что-то писать, если этого не читают?.. Я же отдаю себе отчет в том, что этот спектакль, над которым я работал так долго, имеет для моей страны малое значение. До такой степени, что газеты не удосужились испачкать даже свои последние полосы информацией о нем.

Получается, что культура в России умерла?
Евгений Гришковец

Культура не может умереть, но сейчас она переживает очень нехорошие времена. К ней ошибочно относятся как к чему-то необязательному! Были времена в России, когда культура воспринималась, как что-то магистральное. Даже в самые застойные периоды была огромная литература, кинематограф! А сейчас, когда министр культуры России во время короткого интервью три раза говорит «договорА» вместо «договОры», это что-то говорит об уровне культуры в стране. Она, без сомнения, возродится, потому что русский человек очень чувствителен. Просто сейчас русского человека занимает кое-что другое.