Интервью

Евгений Гришковец: на гастролях о семье напоминает… собака

Могу выгнать из зала неадекватного зрителя

Ваши поклонники – обычные люди – помогли вам собрать деньги на декорации к спектаклю «Шепот сердца»…
Евгений Гришковец

Да, для того чтобы сделать декорации, мы обратились к людям. Объявили краудфандинг (коллективное сотрудничество людей, которые добровольно объединяют свои деньги или другие ресурсы вместе, чтобы поддержать усилия других людей или организаций. – Прим. WD) в начале января. Я обратился к поклонникам, чтобы мне помогли собрать деньги на спектакль. Было странно. До этого мы обращались к людям с такими просьбами, чтобы создать видеоверсию уже готового спектакля. В этот раз спектакля не было. И в этом была высокая степень доверия людей, которые мне эти деньги дали. Две ночи я не спал – деньги не шли. Я все думал: вот мы обратились с такой просьбой, а вдруг люди деньги не дадут? Это же такой удар по самолюбию! Но на третьи сутки поступило полмиллиона рублей! А нам нужно было 1,65 млн. Да, мы эти деньги собрали довольно быстро. И благодаря этому спектакль существует в том виде, в котором он задуман. Мои зрители озвучивали такой сигнал: «Мы хотим твою новую работу, хотим твой новый спектакль!»

А есть зрители, которые неадекватно ведут себя на ваших спектаклях? Один артист рассказывал, как зритель в первом ряду просто сидел и читал книгу…
Евгений Гришковец

У артиста, который играет спектакль по Чехову или Шекспиру, нет возможности запретить зрителю читать книгу, потому что этого нет в пьесе! А я могу! Я могу даже выгнать человека, если он ведет себя неадекватно. Этот зритель просто демонстрировал неуважение к этому артисту. А я такого не потреплю!

А если бы он читал какую-нибудь вашу книгу?
Евгений Гришковец

Книга книгой, а спектакль спектаклем. Билет – это документ, договор. У зрителя есть права и обязанности. Прав немного – он может сидеть и смотреть спектакль. Но он не может проявлять неуважение к человеку на сцене. Если ему не нравится спектакль, он имеет право уйти.

Вы в своем зрителе уверены?
Евгений Гришковец

За 17 лет я сыграл 1500 спектаклей. Я своего зрителя хорошо знаю. Потому что адресую ему спектакль. И потому что мы с ним одинаково переживаем. В «Шепоте сердца» есть момент, когда главный герой – Сердце – спрашивает у Человека: «Помнишь, Человек, ты боялся в детстве иголочки. Думал, что уколешься, а она по венам, по венам – и ты умрешь!» И зритель смеется. Почему? Потому что все в детстве этого боялись! И я тоже. Так что я адресую свой спектакль такому же человеку, как я сам.

То есть вы играете не только для зрителей, но и для себя?
Евгений Гришковец

Нет. Мне нравится это делать, но я единственный человек в зале, который никогда не получит такое удовольствия от спектакля, как зритель. Я никогда не увижу целостной картинки. Когда-то давно у меня был маленький бар в Кемерово. Я очень его любил, но был единственным человеком, который не мог получить удовольствие от того, что просто пришел, выпил кофе, заплатил деньги и ушел. Также я очень люблю свой спектакль, получаю свою радость, но не впечатления от спектакля. Я его весь знаю! А зритель заходит и не знает этого спектакля. И он уходит с впечатлением, а я – нет. После спектакля я чувствую себя уставшим.