Ферджи в журнале MAXIM

Ты, конечно, знаком с творчеством Стейси Фергюсон? Для своих она Ферджи, а свои у нее все, кто любит погромче врубить Black Eyed Peas, чтобы все вокруг либо прониклись, либо умерли. А еще Ферджи снялась в боевике «Грайндхаус», но об этом подробнее.

К тому моменту, когда ты откроешь эту страницу, совместный проект Роберта Родригеса и Квентина Тарантино «Грайндхаус» уже должен добраться и до наших киноэкранов. В западной и пиратской версии фильм состоит из двух новелл по 60–70 минут, но в нашем официальном прокате его, скорее всего, распилят на две отдельные части. Если ты фанат Ферджи, то тебе следует смотреть ту, которую снял Роберт Родригес. Называется она «Планета террора», и этот фильм вряд ли рекомендован для семейного просмотра с детьми: уж очень много кровищи. Зато сама Ферджи от него просто в восторге.

Послушай, Ферджи! Это ведь очень жестокое кино. Чем оно так тебе дорого?

А я вообще люблю мрак и безумных зомби. Обожаю кровь, трупы, автоматы, ножи... В общем, больше люблю темную сторону жизни, чем солнечную и радужную.

Ага. То есть настоящая жизнь для тебя начинается ночью, когда можно встретиться с отмороженными маньяками лицом к лицу и попрощаться с жизнью?

Ну разумеется. К тому же в кино это можно делать несколько раз подряд, пока не получится удачный дубль.

В фильме было хоть что-нибудь, чего бы ты в реальной жизни делать не стала?

М-м-м... Пожалуй, нет. Помню, Родригес еще в самом начале спросил, не будет ли у меня проблем с образом лесбиянки. Я сказала: «Черт подери! Конечно же нет!» И мы приступили к съемкам.

А с Тарантино тебе работать понравилось?

Да, он так вживается в образ! В одной сцене он очень натурально меня избил. Мой менеджер на всякий случай заснял это все на камеру. Нет, я вовсе не собираюсь подавать на Квентина в суд. Просто решила оставить на память. Буду потом всем показывать, как замечательно работать с такой знаменитостью.

Несколько лет назад ты рассказывала о своих экспериментах с наркотиками. Далеко удалось продвинуться?

Так далеко, что я завязала. Просто я целых одиннадцать лет пела в группе Wild Orchid и не знала, как оттуда уйти. Тогда я начала употреблять амфетамины и экстази и это здорово помогло: звукозаписывающий лейбл отказался подписывать с нами контракт и группа распалась. Тогда я попрощалась с наркотиками и начала новую жизнь.

То есть в Black Eyed Peas ты уже работала без всякого кайфа?

Ну да. Хотя с виду не скажешь, правда?

Хочешь посоветовать что-то читателям?

Пусть слушают только меня и смотрят только меня. Все остальное никуда не годится.

Далее вы узнаете, как плетется обратный рыбий хвост