Гордон и предубеждение

Англичанин Рамзи – суперзвезда среди шеф-поваров и не только. Дело не в том, что он вкусно готовит, – он красиво (временами – неприлично) рассказывает про еду, знаменитостей, просто людей и смысл жизни. Корреспондент Marie Claire Джанет Стрит-Портер провела с этим человеком ночь на его кухне.

Этот человек с максимальным количеством Миш­леновских звезд (2!) – злобный перфекционист и при этом сплетник. Впрочем, у него было трудное детство – отец спьяну бил его, приговаривая, что «поварами только гомосеки идут ра­ботать». Теперь он надеется, что его сын будет относиться к нему чуть лучше, чем он к своему вдохновляющему ро­дителю. Гордон встречает меня в футболке и обрезанных джинсах. В прихожей у него книжные шкафы с поваренными книгами и биографии, написанные уважаемыми людьми вроде Хиллари Клинтон и Алекса Фергюсона. У него лицо вышибалы, а его жена Тана – красотка. Его любимое слово – «fuck». Телепередача, которую он ведет, так и называется – The F-word. Его поваренные книги покупают женщины, которые даже пытаться не будут идеально приготовить сибасса на гриле. Он сам – блюдо гораздо интереснее любого сибасса.

Marie Claire: Говорят, отец не одобрял вашего увлечения кулинарией...

Рамзи: Мягко говоря. Из-за этого наши отношения не заладились. Я очень не хочу, чтобы подобное случилось с моими детьми. Я сумасшедший отец. Сегодня не мог найти себе места, думая о том, что сын Джек в первый раз самостоятельно отправится на школьном автобусе.

У вас много дел, так что вы, наверное, не балуете детей вниманием (у Гордона четверо детей: старшая – Меган, двойняшки Джек и Молли и маленькая Матильда. – МС)?

Приходится идти на определенные жертвы. Например, закрывать ресторан на выходные. Время, которое я про­­вожу с семьей, – это святое. Если я надолго уезжаю из страны, то обычно забираю всех с собой. Так было, когда я ра­ботал в Америке в телешоу «Кошмары на кухне» (Kitchen Nightmare). Я вожу детей на плавание. И они затаскивают меня в бассейн – это бесит их тренера, но мне по фигу. Потому что я хочу поплавать с ними. В моей жизни нет никакого f***ing сценария. Все повара упрямы, эгоистичны и думают только о себе.

Это главные качества настоящего шеф-повара?

Шеф-повар должен быть авантюристом. Если решил стать шефом, забей на все условности. Когда тебе первый раз в жизни дадут людей в подчинение, ты не будешь знать, что с ними делать. Это война – из 30 человек на кухне лучшим может быть только один.

Вы говорили, что лучший период для шефа – от 18 до 28 лет. Вам уже 40, но, по-моему, вы все еще в отличной форме.

Да, но я на хрен ощущаю себя на все 48. В понедельник я делал рентген. Выяснилось, что у меня в позвоночнике в районе поясницы сместилось два диска. Я спросил, когда они вернутся на место. Мне ответили, что никогда. Из-за этого у меня дико ломит поясницу. Вот к чему привели 20 лет на кухне! Врач сказал, я испытывал те же нагрузки, что и футболисты.

Вы бегаете по утрам?

Да, у меня все на хрен болит, но я продолжаю бегать каждый день. Иначе я превратился бы в жирного борова.

Почему вы не любите толстых шеф-поваров?

Очень просто – три года весил почти сто килограммов. Я был похож на свинью, и это мне сильно мешало.

Недавно вы открыли ресторан в Лос-Анджелесе, в городе, где многие женщины (особенно те, что заняты в шоу-бизнесе и фэшн-индустрии) практически отка­зались от еды. Вы собираетесь кормить их сеном?

Именно. Я предлагаю травяную диету от лучших японских шефов. И если кто-то считает меня упрямым, пусть попробует иметь дело с японскими шефами.

Вы хорошо знакомы с Бекхэмами. Вам не кажется, что у Виктории не совсем правильные отношения с едой?

У Виктории нет отвращения к еде, но в ее диете все доведено до крайности. Представьте себе пищу без жиров, без оливкового масла…