«Григорий Р.»: мистические случаи с Машковым

Члены съемочной группы вспоминают самые яркие моменты работы.

Ингеборга Дапкунайте (Александра Федоровна): «Императрица – всего лишь роль»

Конечно, всегда здорово, когда можно погрузиться в ту восхитительную эпоху, читать любопытнейшие дневники. Но все равно я играю то, что написано в сценарии. То, что имеет в виду и хочет донести режиссер этого проекта. Его интерпретацию. У нас были прекрасные художники. Мы все вместе придумывали. Известно, что Александра Федоровна ценила украшения. У нее были любимые нитки жемчуга.

Статный образ остается со мной и сейчас: в своем новом проекте я снова играю императрицу, на этот раз маму Николая II Марию Федоровну.

Екатерина Климова (фрейлина Анна Вырубова): «Многие теряются в присутствии Машкова»

У Владимира удивительная энергетика! Думаю, не зря его утвердили на роль Распутина, он также умеет воздействовать на людей, это удивительно. Многие в его присутствии теряются, это и говорит о необычайной внутренней силе. Он очень дисциплинирован, профессионален, отдается процессу полностью и ни капельки не капризен. Когда оказываешься с ним в кадре, сразу чувствуешь себя немного неловко, и тоже хочется подтянуться.

Моя героиня нашла в любви и служении Распутину смысл жизни, посвятила себя другому человеку, не требуя ничего взамен. Для меня это является самым необычным. У нас с Анной Вырубовой немного общего, разве что цвет глаз. А вот ее высокодуховность, образованность и способность обожествлять любимого человека – эти черты во мне проявляются совсем иначе. Сложно сказать, хотела бы я жить в том времени или нет, но какие-то черты таких выдающихся людей, как Григорий Ефимович и Анна Александровна, безусловно, хотела бы приобрести.

Евгения Малинковская (художник по гриму): «Для Распутина делали семь бород»

Мы не добивались портретного сходства и не уходили в пластический грим. В сериале три образа Распутина разных лет. Между собой они отличаются по длине волос и бороды, густоту которой долго подбирали. Сначала сделали так, как в жизни. Но при контровом ракурсе такая растительность на лице смотрелась скудно. У Распутина борода была гуще. В итоге пришли к варианту: на щеках волоски по одному вживляли в кожу, а на подбородке клеили на тюль. Это мое ноу-хау. С такой бородой Владимир мог даже умываться, можно было даже таскать за нее – не отклеивалась.Грим Машкова занимал два часа. После съемки волоски снимали. Затем наклеивали снова. Всего за проект бород было семь. Перед каждым дублем Владимир просил зеркало. Но не потому, что не доверял нам. Просто он возвращался к образу. Ему нужно было на себя посмотреть, собраться. И уже с настроем он шел в кадр.