Массква златоглавая

Согласись, классно в 18 лет на всю страну прославиться! Просто тем, что ты талантливая. Хорошенькая, но не модельной внешности. Elle girl Леру обожает за потрясающие песни. А еще за то, что она не такая, как все, но и никакой не фрик — а это реально круто!

ELLE GIRL: Что ты сделала, чтобы стать певицей?

ЛЕРА: Да ничего. Дома родителям пела песенки.

ELLE GIRL: А в Москву ты приехала просто так?

ЛЕРА: Я приехала учиться петь. По телеку увидела рекламу продюсерского центра, позвонила — и они сказали явиться на прослушивание. Были каникулы, а от моего родного Уренгоя до Москвы три часа на самолете — мы с мамой сели и прилетели.

ELLE GIRL: То есть родители с пониманием относились к твоему желанию?

ЛЕРА: В Уренгое скучно сидеть, так что лишний раз в Москву съездить каждый рад. Тем более что за прослушивание денег не берут.

ELLE GIRL: И что дальше?

ЛЕРА: Меня прослушали, и я до сентября осталась заниматься в этом центре. Провела в Москве лето, познакомилась с композитором одним. В общем, когда надо было уезжать, я говорю маме: “Мам, я не поеду домой, наверное…” И осталась тут жить.

Когда каникулы закончились и надо было уезжать из москвы, я говорю маме: “мам, я не поеду домой, наверное…” И осталась тут жить.

ELLE GIRL: А как?

ЛЕРА: У подруги. Я тогда уже девятый класс закончила.

ELLE GIRL: Что потом?

ЛЕРА: Занималась в этом центре долго, потом оттуда ушла. И мы стали делать проект вместе с тем композитором, с которым я познакомилась. Саша Максимов его зовут.

ELLE GIRL: Какой проект?

ЛЕРА: Саша писал музыку на мои стихи. Мы их стали записывать, аранжировать. Потом песен стало много, а я их все писала, писала. И у нас их скопился килограмм. Приехала мама на какие-то праздники. Мы сели втроем и стали думать, что дальше. Саша сказал тогда, что нужен продюсер, чтобы все это дело продвинуть в массы.

ELLE GIRL: А где искали продюсера?

ЛЕРА: Мне тогда было 14 лет, и я решила, что надо искать продюсера в караоке. В тот момент мне казалось, что эти люди ищут будущих звезд, чтобы сделать себе имя, честь и славу. Я тогда не знала, как действует продюсерская система. Но, учитывая, что я была маленьким ребенком из провинции, я думаю, это простительно. И знаете, дуракам везет.

ELLE GIRL: Как это было?

ЛЕРА: Я пошла в самый дорогой караоке-бар в Москве. Узнала у Саши адрес, пришла туда. Вход стоил 600 рублей на человека. Для меня после Уренгоя это было очень дорого. Но я недолго туда ходила — неделю всего, каждый день с 20 вечера до 6 утра. Познакомилась со всем персоналом, рассказала им, что пишу песни. Пела там. И познакомилась с Марковым.

ELLE GIRL: Получается, он тебя заметил?

ЛЕРА: Я так поняла, что у него была песня, но не было девушки, чтобы ее спеть. Точнее, девушка была, но что-то там с ней случилось. Он подошел ко мне и говорит: “Ты не могла бы спеть песню?” Я говорю: “Типа, наверное, да”. Он говорит: “Ты не пишешь сама?” Я говорю: “Да, пишу”. Я ему спела “SMS-ную любовь”. Он говорит: “Ладно, хорошо. Я тебя покажу человеку, мне важно его мнение”. И приводит меня к тому самому композитору Саше Максимову. Марков — человек увлекающийся. Он сразу сказал: “Все, это судьба, давайте делать”.

ELLE GIRL: Он еще кого-нибудь продюсирует?

ЛЕРА: Нет, он только со мной работает.

ELLE GIRL: А почему “Массква”?

ЛЕРА: Потому что у меня такая фамилия по паспорту. То есть я захотела, чтобы у меня была такая фамилия. Я ведь ехала в Москву… И вообще, хотела выпендриться. Думала, что когда-нибудь стану звездой и мне нужен будет творческий псевдоним.

ELLE GIRL: “Москва”?

ЛЕРА: Я хотела “Москва”. Но “Москва” нельзя, и “Масква” нельзя, а “Массква” можно. Почему — не знаю. Есть комиссия, она определяет, можно ли брать ту или иную фамилию.

ELLE GIRL: То есть ты, когда получала паспорт, точно знала, что в Москву уедешь?

ЛЕРА: Я бы все равно уехала — учиться в институте. Но спокойно, без истерик.

ELLE GIRL: Дома, в Уренгое, часто бываешь?

ЛЕРА: Сейчас вообще не бываю. Мама тут живет, папа приезжает. Друзья тоже разъехались в институты всякие. В общем, мне там нечего делать. Можно приезжать раз в пять лет — на сам город посмотреть. У меня дома теперь никого нет, только папа.

ELLE GIRL: А на гастролях ты там была?

ЛЕРА: Да, у меня там был самый первый концерт! Я тогда была неизвестной, но встречали все равно хорошо — ведь если я уехала в Москву и не вернулась насовсем, а приехала в гости, да еще и с музыкантами, продюсером, значит, все хорошо.

ELLE GIRL: В школу свою старую не ходила?

ЛЕРА: Я приезжала, когда мои все учились то ли в 10 классе, то ли в 11. Села у фонтана около школы. Ко мне подошел учитель, причем не моего класса, по истории. И говорит: “А что ты тут делаешь?” Я: “Ничего, сижу”. Он говорит: “А-а”. И все. А школьных подруг у меня всего три, всех остальных я, мягко говоря, не любила. Поэтому того визита в школу мне за глаза хватило.

ELLE GIRL: Но с этими тремя-то общаешься? Отношения не изменились?

ЛЕРА: Ну да, хотя дружим уже не так близко. Одна в Москве, а две в Питере. В Москве сложнее встретиться, чем когда кто-то живет в Питере, а ты в Москве, поэтому с питерскими чаще вижусь — одна проездом у меня останавливается, другую я на работу устроила. Так и общаемся, раз в месяц.

ELLE GIRL: Не устала еще?

ЛЕРА: Ну так... Пока работаю, и это еще не лимит моих возможностей. У меня все не лимит.

ELLE GIRL: А с кем-нибудь из шоу-бизнеса общаешься, дружишь?

ЛЕРА: Нет, ни с кем. Приятельские отношения у меня — я здороваюсь.

ELLE GIRL: Тебя звали в “Фабрику звезд”?

ЛЕРА: Да, в четвертую. Я не пошла — мы с мамой и продюсером решили, что лучше не надо. Во-первых, я очень быстро выхожу из себя. И вообще человек неуравновешенный. Тем более в замкнутом пространстве с кучей народа. Вряд ли сложилась бы ситуация, чтобы все эти 20 человек мне понравились.

ELLE GIRL: Получается, ты хулиганка?

ЛЕРА: Неееет, просто меня раздражает, когда люди тупят. Я не могу, ухожу куда-нибудь. А там же уйти некуда. Только туалет, и то общий.