Деми Мур стала лицом косметического брэнда Helena Rubinstein

Новый год в мире красоты начался с сенсации. Лицом косметического брэнда Helena Rubinstein станет сама Деми Мур. Знаменитая актриса, известная нежеланием пускать прессу в свою жизнь, сделала исключение для ELLE. И открыла секрет неувядающей красоты, покорившей французскую beauty-марку.

Лос-Анджелес. Солнце. Пальмы. Благодать. Погода в Городе Ангелов, как всегда, райская: 22 градуса тепла. Зато в коридорах отеля Four Seasons, что в Беверли-Хиллз, воздух от кондиционеров по-зимнему морозный. Но только не в номере, где нас принимает Деми Мур. «Я специально попросила включить отопление, — между делом признается дива. — Холод не для меня». Вопреки ожиданиям, хрупкая Деми вызывает ассоциации не с накачанным «солдатом Джейн», а с фарфо- ровой куколкой. Гипермодное платье Biba, туфли на умопомрачительных шпильках, длинные каштановые волосы, изумительно красивые глаза — новая муза Helena Rubinstein роскошна.

«Просто чтобы вы имели представление», — деловито уточняет Мур, демонстрируя фото грядущей рекламной кампании. Кто угодно подтвердит: актриса — настоящая профессионалка. И в ней нет ничего от хрестоматийной «дивы». Она пунктуально является на интервью, ходит повсюду без армии телохранителей и ассистентов. Рядом с ней только пресс-атташе. Да и та держится незаметно. Богемная суета явно не для Деми. В свои сорок четыре года актриса, подчинившая большой экран игрой в «Призраке», «Непристойном предложении» и «Стриптизе», наконец-то обрела покой. А главное, любовь. Жена красавца Эштона Катчера и мать троих детей, Деми Мур согласилась поведать историю возвращения в Голливуд. И правду обо всем.

ELLE: Вы новое лицо косметической марки Helena Rubinstein. А есть ли у Вас свой, именной секрет красоты?

ДЕМИ МУР: Моя мать не обращала внимания на многие вещи. Но в уходе за кожей придерживалась железной дисциплины. К чему приучила и меня. Помню, что даже после закончившейся за полночь вечеринки мама ложилась спать, только сняв макияж и нанеся увлажняющий крем. Своим примером она навсегда привила мне эту привычку.

ELLE: Девиз рекламной кампании Helena Rubinstein: «Блестящая: быть прекрасной дано лишь вам». От чего, по-Вашему, зависит красота?

Д.М.: Главное — не жалеть денег на качественные средства макияжа и ухода за собой. Для меня это так же естественно, как правильно питаться, чтобы поддерживать себя в форме. Однако важнее всего то, как ты живешь и представляешь себе жизнь. Когда человек не в ладах с собой, он неизбежно выглядит и чувствует себя старее.

ELLE: Недавно Вы заявили: «Мне уже не 20. И даже не 30. Но я, несомненно, отличаюсь от традиционного представления о сорокалетней женщине». Что же имелось в виду?

«Я ИСКРЕННЕ ВЕРЮ, ЧТО НАСТОЯЩАЯ ЖЕНЩИНА СПОСОБНА ОСТАВАТЬСЯ КРАСИВОЙ И ЖЕЛАННОЙ В ЛЮБОМ ВОЗРАСТЕ».

Д.М.: (смеется). Для сравнения: моя же собственная бабушка в 40 лет выглядела откровенно старой. Трудно было угадать, сколько ей лет. Одевалась и держалась она как старушка. Правда, в обществе того времени доминировало мнение, что после сорока женщина уже не является желанной. С тех пор многое изменилось. Но отголоски предрассудков о старении еще слышны. Я глубоко уверена, что настоящая женщина способна оставаться красивой в любом возрасте.

ELLE: Прежде Вы часто сетовали на нехватку уверенности в себе. Вы также признавались, что не любите свое тело. Изменилось ли отношение к внешности теперь?

Д.М.: Долгое время я пребывала в состоянии войны со своим телом. Мне казалось, что лишние килограммы атакуют меня со всех сторон. Пришлось буквально поселиться в тренажерном зале! И соблюдать при этом самые суровые диеты. Однако перед каждой съемкой продюсеры по-прежнему требовали, чтобы я худела. Вы даже не представляете, какое это было унижение... Сегодня в прессе очень модно писать об анорексии среди молодых актрис, но правда в том, что в Голливуде эта проблема существовала всегда! Мне удалось прекратить безумную гонку за идеальными параметрами. И знаете что? Вес сразу же стабилизировался! С тех пор чувствую себя по-настоящему хорошо.

ELLE: По-прежнему так же много занимаетесь спортом?

Д.М.: Нет. Я открыла для себя радости умеренности. (Смеется.) Обожаю пилатес и йогу. Но многочасовому пребыванию в тренажерном зале скорее предпочту долгие прогулки со своими собаками.

ELLE: Для легендарных фильмов «Стриптиз» и «Солдат Джейн» Вы буквально перекраивали свое тело. Сегодня смогли бы повторить такие подвиги, если бы того потребовала роль?

Д.М.: Если сценарий меня захватит — почему бы и нет? Однако не хотелось бы стать заложницей нового образа. Ведь простой переделкой тела подобные метаморфозы не ограничиваются. Нужно, помимо суровых тренировок, сесть на жесточайшую диету. Что идет вразрез с моими нынешними предпочтениями в питании.