Дженнифер Лопес: гитара семиструнная

Дженнифер Лопес, за волнующие изгибы силуэта прозванная Гитарой, умеет разбередить струны нашей души. Танцовщица, актриса, певица, ресторатор, дизайнер, парфюмер и просто красавица — поп-королева неподражаема во всех семи ипостасях.

ПОТАНЦУЕМ?«Обожаю власть! — откровенничает Джей Ло. — Было бы здорово стать первой женщиной-президентом США и наконец-то превратить Белый дом в уютный дворец». Какие королевские амбиции! Как и полагается персоне, рожденной в «Замке на холме». Правда, расположен район со столь дивным названием в Бронксе — криминальном царстве Нью-Йорка. Там и прошли юные годы будущей шоу-властительницы. По наследству Лопес достались не только фамильные пышные формы, но и горячий пуэрториканский темперамент. Отсюда жизнелюбие и врожденная страсть к танцам. Уже в пять лет неугомонную Дженни определили в хореографический класс, дабы направить кипучую энергию в мирное русло. Затем последовало пение, гимнастика и спорт.

Лопес самозабвенно работала над собой. И свято чтила материнскую заповедь — даже в трудах праведных выглядеть кокетливо. В семье царил культ ухоженности, хотя косметики было немного. Ее венцом считался дешевый крем Pond’s, хранящийся в холодильнике, как деликатес. Впрочем, красота красотой, но хореография увлекала Дженнифер гораздо больше. В 18 лет она приняла судьбоносное решение стать танцовщицей. Отличный выбор для выпускницы женской католической школы! Семья возражала, и своенравная Лола (так ее звали друзья) покинула отчий дом. Чтобы оплачивать уроки танца, работала круглосуточно: днем в адвокатской конторе, ночью в клубах Манхэттена. При этом, заботясь о внешности, Лопес даже не прикасалась к алкоголю и сигаретам. Зато отрывалась на макияже, компенсируя природную бледность отчаянно-малиновой помадой. Боевая раскраска была неслучайна: в поисках славы красотка замышляла побег из Бронкса. Беги, Лола, беги!

ПОВОРОТТанцы завели Дженнифер на большую сцену, а затем и экран. Первые роли в скоропортящихся теленовеллах лишь обостряли аппетит к большому кино. Лопес уверенно шла к цели. Терять было нечего: «Не окажись я на TV, разносила бы кофе. Зато вместо подноса могла бы использовать собственную... ну, сами понимаете что». Дженни знала свою сильную сторону. Но не подозревала, что в ней усомнятся продюсеры фильма «Селена». Объем бедер латины уступал параметрам ее киногероини — реально существовавшей певицы Селены. Актрисе выдали накладку. В ответ Лопес выдала такую игру, что даже скептики уверовали в ее профпригодность. Душа пела от счастья. Запела и сама Лопес, поселившись со своими проникновенными хитами в поп-чартах. Триумф изменил ее образ. На смену простушке из Бронкса пришла знойная донна Лопес, любительница мехов и Dolce & Gabbana. Лучи славы подарили коже золотистый оттенок, а вихрь хвалебных рецензий эффектно растрепал волосы. Правда, не без помощи кудесника-стилиста Орибе. Дружбу с ним Джен ценила дорого: за одну укладку платила по несколько тысяч долларов. Но именно Орибе сделал ее законодательницей стиля в прическах. Впрочем, харизматичной диве приписывают заслугу и посерьезней — введение моды на вопиющую роскошь. Положение позволяло не скупиться на наряды, украшения и даже скандалы. Дженнифер искусно подогревала интерес к своей персоне.

Слух о том, что ее «крепкий тыл» застрахован на миллионы долларов, привел мир в экстаз. Роман с криминально-пафосным Пи Дидди наделал шума в тусовке. А легендарное платье Versace на це- ремонии «Грэмми 2000» произвело эффект разорвавшейся бомбы (точнее, секс-бомбы). За Джей Ло навсегда закрепился статус королевы шика и шока.