Beaty and the Beast: за кулисами

Решив исследовать закулисье нового мюзикла «Красавица и Чудовище» (Beauty and the Beast), Антон Милехин по­ставил эксперимент на себе и принял участие в кастинге на одну из главных ролей.

На фото справа — Люмьер, один из слуг Чудовища, превращенный в подсвечник. Рукава-свечи сделаны из огнеупорного пластика и работают на жидком бутане.

10 часов утра

Для среднего столичного журналиста это очень, очень рано. Я же нахожусь в туалете Московского дворца молодежи, в руке у меня фляжка с коньяком, который я вообще-то терпеть не могу. Еще немного — и я предстану перед жюри, отбирающим претендентов на участие в русской версии мюзикла «Красавица и Чудовище». Образование у меня экономическое, опыта работы в театральных постановках, не считая школьных спектаклей, никакого, зато последние два года я занимаюсь академическим вокалом частным образом для собственного удовольствия. Прознав про это, коллеги без зазрения совести бросили меня на амбразуру — изучать технологии кастинга изнутри. Я не то чтобы сильно сопротивлялся: выступление перед незнакомой аудиторией в незнакомой обстановке, даже не очень удачное, — отличная практика для начинающего вокалиста.

Вот в таком виде проводит большую часть представления актер, играющий чудовище. Чтобы надеть на него костюм и наложить грим, три ассистента трудятся около двух часов.

Только вот там, в туалете МДМ, затея с участием в кастинге не кажется столь же увлекательной. Именно утром голос у меня звучит хуже всего, да и как следует распеться не получается. Пришлось прибегнуть к аварийным мерам — как известно, глоток коньяка помогает согреть связки и к тому же придает смелости. Так я изменил своим привычкам и принял крепкого алкоголя еще до обеда.

Выбери меня

Во Дворце молодежи между тем ни давки, ни длинной очереди, ни шума — вопреки моим ожиданиям. Продюсеры мюзикла (компания Stage Entertainment) сделали все, чтобы избежать столпотворения. Каждый пожелавший принять участие в кастинге сначала проходил заочный этап, и сюда попали только те, кто соответствует минимальным требованиям. Например, претенденты на роль Чудовища должны быть хотя бы немного выше исполнительницы роли Белль, Красавицы, не младше 18 и не старше 35 лет. Участников второго тура распределили по группам, сбор каждой назначен на определенное время, поэтому в фойе МДМ всего человек двадцать.

Осознавая происходящее (я борюсь за роль Чудовища!), с трудом сдерживаю нервный смешок, но все вокруг предельно серьезны. Члены организаторской группы переговариваются между собой по рациям.

— Первая пятерка готова.

— Запускайте!

— …

— У нас тут подошел еще один мальчик, не по списку. Он может поучаствовать в кастинге?

— Пусть заполняет анкету и проходит. Дайте ему номер.

— …

— Если кто-то очень торопится — скажите, мы пропустим вперед…

Игорь Иванов, будущий победитель российского конкурса на роль Чудовища, — он еще не знает, что станет первым.

А я-то морально подготовился, что придется мариноваться в очереди не один час и даже взял книжку почитать. Тем не менее придется немного подождать… Рядом вполголоса переговариваются два приятеля. У обоих несколько потерянный вид — наверное, случайные люди здесь. Так и есть.

— Не думал, что тут такие все крутые будут.

— Никакие они не крутые, такие же, как и мы.

— Да я все равно сюда чисто постебаться пришел…

— Ну и я тоже ни на что особо не рассчитываю.

На фото справа — один из финалистов, Иван Ожогин. Он уже участвовал в мюзиклах «Чикаго», «Норд-Ост» и «Cats»

Судя по жалобам членов жюри, с которыми потом мне удастся пообщаться, тех, кто приходит на кастинги «постебаться» или «за компанию», не так уж мало: «Приходят и удивляются: а что, разве еще и петь надо?» Да я и сам попадаю в категорию тех, кому участие важнее, чем победа. Брожу между группок ребят. Где-то обсуждают, в какой студии сделать запись альбома, где-то — вчерашнюю вечеринку. Выясняется, что кое-кто, готовясь к демонстрации своих хореографических талантов, прихватил спортивную одежду. Танцевальный экспромт в мои планы не входил, но тут, к моему облегчению, выясняется, что проверять хореографические таланты будут не сегодня и только у тех, чьи вокальные способности окажутся на уровне.